Глава II Древнейшая Бактрия

По узкому ущелью Зеравшана, временами спускаясь почти к самой реке, извивается дорога. Один за другим мелькают утопающие в зелени фруктовых садов кишлаки — Иори, Искодар, Урмитан. Дикими красноватыми, серозеленоватыми и черными скалами тянется перед глазами южный берег Зеравшана. И вдруг зеленым островком среди скал разворачивается кишлак Хшикат. Переправа через Зеравшан. Машина погружается на паром, а люди по легкому висячему мостику переходят над ревущими буро-серыми водами реки [Сейчас здесь построен прекрасный мост (примечание редактора)]. По каньону, пробитому Фан- Дарьей в красных скалах, машина  идет дальше, к Анзобскому перевалу. На перевале открывается замечательная картина: снежные вершины Гиссарского и Зеравшанского хребтов золотятся в лучах заходящего солнца.

Спустившись с перевала, мы оказываемся в цветущем зеленом ущелье Варзоба. Вдоль этой прозрачной горной речки, мимо любимых мест отдыха трудящихся Сталинабада  — Кондары, Ходжа-Оби-гарма, мимо Варзоб-ГЭС мчится машина к столице республики Сталинабаду.

А назавтра — снова в путь. По асфальтированному шоссе идет машина, сперва среди созревающих хлопковых полей, затем по выжженной летним зноем степи; мимо Кокташа машина поднимается к перевалу Дагона-Киик и переваливает в долину Вахша. Перед глазами разворачивается плодородная долина Вахша, одного из истоков Аму-Дарьи, до сих пор сохраняющего ее древнее название. Многими рукавами разливается здесь огромная река; заросшие тугаями островки разрезают ее течение, а вдалеке открывается покрытый полями и садами восточный берег.

И снова машина сворачивает в степь, проходит через водораздел Вахша и Кафирнигана, и вот перед нами приветливый Микоянабад. Мы остановились прямо против крепости Кобадианского бека. Здесь, на усадьбе дорожного участка, гостеприимные хозяева устроили нас на ночлег, и так повелось, что гостеприимством дорожников мы пользовались и все следующие годы.

Еще с 1946 года мы знали, что в центре Микоянабада, скрытые бекской крепостью Калаи-Мир, находятся остатки древнего поселения, а примерно в полутора километрах к востоку находится другое городище, которое носит название Кей-Кобад-шах. Уже самое название этого городища говорило нам о том, что предания знали о древнем его происхождении. Немало строк посвятил великий Фирдоуси в своей бессмертной поэме легендарной династии Кеянидов и в том числе шаху Кей-Кобаду.

Приступая к работе на новом месте, нам прежде всего нужно было правильно выбрать участок для раскопа.

На городище Калаи-Мир раскопками руководила наша сотрудница Нина Николаевна Забелина. Она предложила взять для исследования часть городища с юго-восточной стороны; ведь городище находится в центре современного города, и с юго-западной "стороны оно занято городскими постройками нашего

времени, а с северо-западной—покрыто постройками бекского времени. Начать раскопки в середине городища тоже было неудобно. В самом его центре — большое болото. Оно заросло буйной зеленой травой — раньше здесь был бекский пруд. Выбранный Ниной Николаевной участок тянулся в виде узкой полоски земли вдоль восточного вала городища, невдалеке от бывших ворот крепости.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"