Глава I. В поисках древних поселений

А иногда в безлунный вечер, когда на черном небе алмазами горят огромные звезды, начиналось пение. И тут вместе с протяжной русской "Лучиной" пелись замечательные газели Хафиза, а вслед за привезенными издалека норвежской и негритянской песнями слышались стихи Лахути и своеобразный "гимн" отряда — советская песня "Давно мы дома не были".

Но не только на Туп-хоне велись работы отряда.

В районе Гиссара удалось установить еще ряд памятников. Так, к западу от Гиссара, сразу за рекой Чангоб, отрядом было обнаружено городище на холме Тепеи-Гозийон.

В замечательно красивом месте, напротив устья реки Чангоб, на высоком берегу, круто обрывающемся к прозрачно-зеленым водам Кафирнигана у кишлака Кунябай сохранились остатки поселения, жившего полной жизнью с глубокой - древности до раннего средневековья.

Большое количество памятников было зафиксировано отрядом по пути из Гиссара в Денау. Из них особенно интересно большое городище в Шахринау. От него сохранились только оборонительные стены с башнями, да и то только северная и восточная, и три холма, скрывающие остатки зданий в середине. Но четкий прямоугольный план, равномерное чередование холмиков, расположенных через каждые 25—30 метров и переходящих друг в друга (эти холмики скрывают разрушившиеся башни), некоторые обломки глиняной посуды—все это убеждает нас, что на этом месте город существовал в первых веках нашей эры.

Поездка в Денау, в пределы Узбекистана, была вызвана необходимостью установить, есть ли в том районе большое городище, которое могло бы быть остатками древнего Чаганиана. Уже давно в науке было принято считать, что этот город находился в районе современного Денау, но некоторые ученые оспаривали это. Мы обнаружили огромное городище, очень богатое находками. И замечательно, что даже название его сохранилось в народе. Первый же человек, которого мы спросили, что это за место - ответил: "Это место древнее. Называется Шаганиан". Таким образом, всякие сомнения по этому поводу (к тому же основанные на неверном толковании исторических источников) можно было отмести. Эта задача отряда была выполнена.

Другая разведочная поездка отряда была направлена в Микоянабад — древний Кобадиан — в нижнем течении Кафирнигана. И там были обнаружены памятники, восходящие к глубокой древности — значительно старше арабского завоевания.

В связи с нашими поездками хочется сказать несколько слов о шоферах. Много их работало в составе нашей экспедиции, разные это были люди: молодые и пожилые, веселые и мрачные, но никогда работы экспедиции не задерживались по вине шоферов. "Если пройдет ишак — пройдет и мой ГАЗик" — говорил Руяткин, и машина действительно проходила. "Меня всякий мост выдержи" — утверждал Ваня Колесников, на четвертой скорости проскакивая совершенно развалившийся мост. И как не вспомнить, как перед Анзобским перевалом, ночью, при свете бензинового факела, Володя Коваленков менял лопнувшую на тяжелой дороге рессору и, отказавшись отдохнуть и поспать, повел машину на перевал. Много было их: Медведев и Белоусов, Логинов и Селиванов, Барышев, Мячкова, Зияев, Смольков и другие, и всех их вспоминают археологи с большой благодарностью. Они обеспечивали подвижность, необходимую в разведках, они доставляли людей, снаряжение, продукты, а в случае надобности оставались в лагере "за хозяина".

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"