Султанская власть

Первым сельджукидскнм властителем, присвоившим себе почетный титул "султан"*, был Мухаммад Тогрул-бек. В некоторых источниках отмечается, что он уже в 428 г. х. (1036 г. или 1037 г.) назывался "великий султан, опора мира и религии" [178, 6]. Однако скорее всего титул султана был закреплен за сельджукским вождем после вступления в 1038 г. в Нишапур [9, 204, 205]. Султанское достоинство Тогрул-бека было официально признано аббасидским халифом Каимом в 1050 г. [51, 180]. Обычно верховные правители старшей ветви сельджукидской фамилии носили титул "великий султан, высочайший шахиншах"**.

* Первоначально этим термином обозначалась всякая светская власть, причем султанами назывались и правители областей, районов и даже городов. В X веке султаном в отдельных случаях называли и абассидского халифа — духовного главу всех мусульман.

** Наряду с этим они носили также громкий титул "султан Востока и Запада" [178, 13].

В державе Сельджукидов после Мухаммада Тогрул-бека султанская корона передавалась непосредственно от отца к сыну. Однако такой порядок наследования власти противоречил старинной традиции огузо-туркменских племен. Согласно этому обычаю, верховный правитель должен быть избран народным собранием (кан-каш) и утвержден советом беков. Бытовало также представление о том, что султанская власть, принадлежащая всей царской фамилии, должна переходить к старейшему члену правящего рода. В середине XI в. пережитки этого древнего обычая, восходящего к родо-племенному строю, были еще живы среди племен сельджукского объединения. Характерно, что после смерти Тогрул-бека в 1063 г. на султанский трон стал претендовать его брат Тутуш — дядя Малик-шаха. В ответ на это Малик-шах сказал, что власть принадлежит не старшему в роду, а переходит непосредственно от отца к сыну [178, 39; 156, 20, 21].

Борьба между двумя рассматриваемыми тенденциями была следствием развития феодальных отношений среди племен сельджукского объединения. Противоборство двух идей о власти завершилось в XI в. победой линии прямого наследования от отца к сыну*.

* Правда, несколько позднее Кутылмыш сделал попытку взойти на трон по праву старшего в роду Сельджукидов. Однако эта попытка закончилась его поражением и гибелью.

Наследники престола в Сельджукском государства назначались еще при жизни царствующего султана [151, 64. Практиковался особый церемониал возведения на трон и присяги на верность будущему султану. Царевича сажали на лошадь, впереди которой шествовала знать, одаривали присутствующих халатами и вышитыми попонами [154, X, 34; 156, 12].

Очевидно, в этой торжественной церемонии отражались некоторые следы кочевых обрядов, существовавших у огузо-туркменских племен. Среди тюркоязычных народов средневековья конь олицетворял собой племя и даже целое государство. Поэтому сажание наследника сельджукского престола на коня, вероятно, символизировало его возвышение над народом, получение государственной власти*.

* Наряду с этим обрядом, при Сельджукидах практиковался и церемониал, существовавший при предшествующих династиях и имевший широкое распространение по всему мусульманскому Востоку.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"