Диван-и ишраф

Крупной фигурой после мустауфи в чиновничьем аппарате державы Сельджукидов был мушриф — начальник диван-и ишраф [146, 23]. В исторической литературе высказаны различные точки зрения о сущности и функциях этого дивана. Одни исследователи считают, что мушриф осуществлял контроль главным образом над финансами, предназначенными для содержания двора [27, 240). Другие полагают, что глава диван-и ишраф* выполнял полномочия чиновника-соглядатая и фискала [109, 318]. Существует также мнение, что мушриф осуществлял надзор за сбором той части налогов и податей, которая поступала непосредственно в государственный диван, а не шла на выплату жалованья служащим [38, 22]. Мушриф считается вместе с тем контролером при амиле, чиновником финансового ведомства Сельджукидского государства [80, 19].

* Назывался ои также "диван-и ишраф ал-мамалик" [178, 46].

В средневековых источниках почти нет никаких сведений, позволяющих судить о функциях мушрифов в первые годы существования державы Сельджукидов. Нам известно лишь, что в Газневидской державе мушрифами назывались официальные контролеры высокого и более мелкого ранга; они были обязаны следить за правильным делопроизводством в государственных учреждениях, пресекать злоупотребления и нарушения законов*. Мушрифами именовались также секретные осведомители и тайные соглядатаи, наблюдавшие за частными и должностными лицами и даже представителями царствующего дома [2, 739].

* К.Е. Босворт утверждает, что в Газневидской державе мушрифы выполняли лишь функции главы осведомителей и тайных расследований [190, 69].

Очевидно, после образования Сельджукской империи функции мушрифа несколько видоизменились или были ограничены. Курс на ликвидацию приобретшего при Газневидах недобрую славу тайного надзора, возможно, сказался па положении диван-и ишраф. Султан Алп-Арслан во всяком случае недоброжелательно относился к системе государственного фискальства [109, 72]. Однако позднее должность начальника диван-и ишраф становится более почетной и важной. Характерно, что среди близких друзей и единомышленников Низам ал-Мулька был глава этого дивана Шараф ал-Мульк [178, 47]. Рост значения мушрифов не был случайным явлением в период расцвета Сельджукской империи, который сопровождался ростом внутриполитических и социальных противоречий. Интересы централизации и пресечения феодального сепаратизма требовали упрочения государственного контроля и системы тайного надзора. Именно поэтому Низам ал-Мульк ратовал за назначение на должность мушрифов верных и надежных чиновников [109, 64]. "К каждому, — пишет он,— кому вручается большая должность, следует тайно пpиставить мушрифа, чтобы тот об этом не знал, он будет постоянно сообщать о его делах и обстоятельствах" [109, 33].

Диван-и ишраф, вероятно, являлся высшим контрольно-инспекционным органом Сельджукского государства*. Масуд ибн-Намдар, служащий в XII в. при Сельджукидах мушрифом в Байлакане, отмечает, что от исполняющего должность чиновника "не ускользнет даже вес пылинки" [38, 19]. Главная обязанность начальника диван-и ишраф, по-видимому, заключалась в надзоре и ревизии финансово-налоговых счетов [190, 258]. Однако это не исключает возможности того, что мушриф выполнял общие контрольные функции, а подчас и секретную осведомительную службу [146, 30].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"