ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ДЕРЖАВЫ СЕЛЬДЖУКИДОВ

Государственный аппарат Сельджукской державы начал складываться в ходе многолетней борьбы с Газневидами в Хорасане. Сельджукское движение послужило толчком к дальнейшему распаду органов родо-племенного управления и развитию феодальных институтов среди входивших в сельджукское объединение огузов и туркмен. Прежние органы власти, характерные для высшей ступени военной демократии, претерпевают серьезную трансформацию [9, 83—163]. Длительная борьба с Газневидами способствовала консолидации и сплочению значительной массы огузов и туркмен вокруг сельджукидской фамилии в Хорасане. В условиях многолетних боевых действий органы управления, избиравшиеся некогда на период войны, обретают характер постоянных институтов власти. Происходят важные изменения в самой природе и организации управления сельджукскими племенами. Вытесняются последние остатки трансформированной власти народных собраний — пережитка военно-демократического строя. Главенствующую роль в практиковавшемся у сельджукских племен совете знати начинают играть военные предводители, ставшие фактическими владельцами завоеванных областей. Среди аристократии сельджукских племен окончательно побеждает внутриполитический курс на союз с местной оседлой феодальной знатью [9, 211 сл.]. В конечном счете все это приводит к созданию государственного аппарата по несколько видоизмененному образцу державы Саманидов и Газневидов [109, 306, 307; 146, 18].

В результате завоевания Сельджукидами Хорасана и ряда сопредельных областей и стран органы власти, существовавшие прежде у огузо-туркменских племен, оказываются непригодными для осуществления прочного господства над покоренными странами. Появляется необходимость создания более стабильного и мощного феодально-бюрократического аппарата. Складывание этого государственного аппарата происходит в ходе сельджукского движения и завоевательных войн XI в. и завершается в правление султана Малик-шаха.

Сельджукская держава в своих основных чертах была моделью прежних феодальных государств "мусульманского" Востока. Однако в ее структуре чувствуется некоторое влияние политических институтов, существовавших у племен сельджукского объединения [139, 36, 37]. Поэтому Сельджукскую державу нельзя рассматривать как точную копию с предшествующих государств Саманидов, Газневидов, Буидов. В особенности это относится к начальному периоду истории Сельджукского государства, в правление Тогрул-бека и Алп-Арслана.

В державе Сельджукидов имелись некоторые политические институты, восходившие, очевидно, к государственным традициям сырдарьинских огузов X—XI вв. Это нашло свое выражение, например, в существовании института атабеков, получившим широкое распространение при Сельджукидах [47, 181—196].

В политической истории Сельджукского государства XI—XII вв. прослеживаются две основные тенденции, в которых проявлялось единство и борьба двух противоположных начал. Феодализация сельджукской вертушки, постепенно сливавшейся с аристократией покоренных стран и областей, стимулировала необходимость создания крепкой государственной власти. Однако наличие удельной ситемы, раздача целых провинций в наследственную собственность (мульк) и в качестве ладелов (икта) объективно подрывали устои централизации. Дальнейшее развитие этих феодальных институтов привело к усилению сепаратистских тенденций и объективно способствовало развалу Сельджукской империи. Передача крупных областей и стран в управление членам правящей династии содействовала появлению различных ветвей сельджукской фамилии в завоеванных странах Востока. Пока Сельджукская империя процветала, эти провинциальные ветви признавали сюзеренитет верховного султана. Однако по мере роста феодальных центробежных тенденций они постепенно обособились и стали фактически независимыми правителями [9, 219, 220].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"