Огузская "смута" и народное движение в Хорасане

Ранней весной 1153 г. произошло восстание огузских племен, кочевавших в движение в Южном Таджикистане и Северном Афганистане [6]. Около середины XII в. основная масса огузов, покинув Мавераннахр, переселилась в Балхскую область. После Катаванской битвы хлынувшая на юг волна кочевников вытеснила огузов с их пастбищных выгонов и угодий. Значительную роль при этом сыграли тюрки-карлуки, вступившие в союз с кара-китаями. Огузы, преследуемые карлуками, ушли в пределы Саганиана и Хутталана [65, XI, 116, 193, 177; 172, 183; 105, 63-156].

Появление воинственных кочевников в Балхской провинции было неприязненно встречено эмиром Кумачем. Он владел этой областью на правах иктадара и подчинялся Санджару. Дальнейшие взаимоотношения между огузами и местным вали довольно противоречиво освещены в источниках. Очевидно, эмир Кумач сделал попытку выгнать пришельцев из своих владений. Этим воспользовался его противник Зенги ибн Халифа, который поселил огузов в Тохаристане. Однако вскоре в завязавшейся битве между балхскими и тохаристанскими войсками огузы перешли на сторону Кумача. Благодаря измене союзников, Зенги был разгромлен, взят в плен и умер мучительной смертью [6, 10].

Одержав победу над своим врагом, Кумач наделил огузов пастбищами и землями в Балхской области. Несмотря на это, основная масса кочевников, вероятно, оставалась недовольной своим положением. Кумач вел почти беспрерывные войны с соседними правителями Тохристана, Гура, Бамияна, Гарчистана. В одном из сражений между балхской и гуридской армией огузы перешли на сторону Ала ад-Дина. Однако в 1152 г. они переметнулись в лагерь Сельджукидов, разгромивших Шансабидов в битве при Убахе. Начиная с этой поры огузы стали "личными подданными" и "султанским войском" [69, л. 56; 13, л. 259; 192, 30].

Подчинившиеся власти Санджара огузские племена несли военную повинность и уплачивали подать скотом. Увидя в кочевниках объект для легкой наживы и личного обогащения, сборщики налогов издевались над огузами, домогаясь получения "законной" взятки [64]. Возмущенные номады, однажды не выдержав, убили одного султанского чиновника. Санджар, напуганный "бунтом" кочевников, назначил в качестве их шихне Кумача. Однако балхские огузы категорически отказались подчиниться этому жестокому феодалу. Свободолюбивые кочевники заявили, что они личные подданные султана (раийат-и хасс) и не признают власти Кумача. Попытка сломить оружием их сопротивление окончилась жестоким поражением губернатора Балха [6, 10, 11].

Стремление окончательно закабалить огузских эров и распространить на них феодальный институт шихне привело к открытому восстанию. Феодальная знать и придворные круги сразу поняли, что "дело с ними (огузами) нельзя считать пустячным" [193, 178]. В марте 1153 г. Санджар с огромной армией, подобной "взволновавшемуся морю", двинулся в поход на восставших*.

* В одном из источников XII в. отмечается, что перед своим походом на огузов Санджар запросил фатву у видного хорасанского имама Мухаммада ибн Иахйи. Последний написал в ответ, что раийаты, противящиеся своему падишаху, являются мятежниками. Имам благословил поход, сказав, что восставшие туркмены — еретики, а их кровь дозволена. "Когда огузы победили и захватили султана (Санджара) и овладели Хорасаном, то схватили Мухаммада ибн Йахию и набивали ему рот землей пока он не умер" [13, л. 295].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"