Торговля с кочевниками

Скотоводческие племена Туркменистана издавна находились в тесных экономических связях с населением оседлой полосы. Образование Сельджукской державы значительно стабилизировало торговлю между оазисами и кочевой степью. Развитие патриархально-феодальных отношений у скотоводческих племен содействовало активизации экономических взаимоотношений с земледельческими оазисами.

В XI в. особенно интенсивными были торговые связи кочевых туркмен и огузов с Хорезмом, Гурганом и Хорасаном. Большая часть богатств хорезмийцев являлась результатом их торговли с окрестными степными племенами. Площадь города Ургенча была местом большого оживленного торга привозным скотом. В Ургенче располагались склады товаров; отсюда купцы направлялись в Поволжье, Хорасан и Гурган.

В источниках XI—XII вв. чаще всего упоминается о продаже туркменами продукции своего животноводческого хозяйства. Скот, поступивший из их кочевий, пользовался большим спросом в Хорасане, Мавераннахре, Хорезме. Средневековые историки говорят также о продаже на внешних рынках туркменскими племенами и другой животноводческой продукции [65, XI, 125].

Торговля скотом приносила выгоды не только кочевым огузам и туркменам, но и земледельческому населению Хорасана и сопредельных областей. В этом отношении характерно признание большой роли торговых взаимоотношений с кочевниками в одном из сельджукских документов XII в. "Товары и предметы их (кочевников), — говорится в указе Санджара, — дающие прибыль, являются причиной увеличения благоденствия, довольства и пользы оседлых людей. Знать и простой народ имеют свою долю в этих благах и преимуществах" [81, 314].

Кочевники вели обмен и торговлю с соседними народами не только скотом, но и другими товарами. Они, как свидетельствуют нарративные источники, вели также работорговлю. Главным источником торговли рабами были постоянные войны и захват пленных. Обращенных в рабов военнопленных продавали на рынках соседних земледельческих областей.

Торгово-экономические связи кочевых туркмен и огузов с окрестными народами осуществлялись главным образом посредством натурального обмена. В XII в. историк Вильгельм Тирский отмечал, что туркмены "меною приобретают все необходимое на жизнь" [9, 101). Основным платежным средством при меновой торговле издавна был скот, выполнявший функцию денег. Примечательно, что в языке огузов XI в. скот, как и другие богатства, обозначался словом "тавар".

Наряду с простым обменом у туркмен и огузов XI— XII вв. развивались товарно-денежные отношения. В обращении у них находились монеты, чеканенные правителями Хорезма, Мавераннахра, Хорасана. В языке туркмен XI—XIV вв. деньги назывались агры, ярмак и акча. В обращении у них наряду с монетами находились и серебряные слитки.

Торговая практика туркмено-огузских племен основывалась на своеобразном институте куначества. Мусульманские купцы, прибывшие в их кочевья, считались почетными гостями. Каждый торговец останавливался у своего биста (друга), который ставил для него отдельную кибитку и доставлял необходимый провиант. Гость подносил хозяину юрты и его жене различные подарки. В свою очередь правом гостеприимства пользовались и туркмены, прибывшие к своим кунакам.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"