О некоторых обычаях

Известно, что в городе Каире не переставали соблюдаться ста-рые обычаи. IB правление Фатимидов был обычай, состоящий в том, что посол, прибывший от правителя Рума, спускался с коня у Баб ал-Футух, и целовал землю, и затем шел пешком до дворца; так же делал и тот, на кого гневался халиф; посол входил в Баб ал-Футух. и обнажал свою голову, и просил эмира правоверных о прощении, пока ему не давалось разрешение войти во дворец.

И были там другие обычаи. Один из них заключался в том, что султаны из Аййубидов и правивших после них тюрок обязаны были при своем вступлении на египетский трон облачаться в султанские одежды за пределами Каира и въезжать в него верхом. При этом везир должен был ехать перед ним [султаном] на коне, и нести на своей голове грамоту, в которой халиф подтверждал права султана на трон, придерживая ее своею рукой. А все эмиры и военные люди с момента входа его в Каир через Баб ал-Футух или через Баб ан-Наср до выхода из Баб Зувайла шли перед ним пешком. И когда султан выходил из Баб Зувайла. то шли перед ним эмиры и остальное войско.

И были еще обычаи, согласно которым не могли входить в Каир несущие солому или дрова, и никто не смел прогонять через него [Каир] лошадей, и водоносы не могли ходить иначе, чем с покрытыми сосудами. И существовало предписание для владельцев лавок, чтобы они ставили около каждой лавки кувшин с водой для быстрого тушения возможного пожара. И владелец каждой лавки был обязан привязывать к своей лавке лампу, чтобы светила она всю ночь до утра. И в городе имелись люди, убиравшие пыль, навоз и прочее, и делающие каждый день поливку. И несколько сторожей в течение ночи совершали обход города для охраны лавок и всего остального.

И каждый простолюдин был обязан убирать затвердевшую грязь с пути, чтобы не засорять улиц.

И первым, кто въехал в Каир в халифских одеждах, был султан малик Насир Салах ад-дин Йусуф ибн Аййуб.

Сказал кадий ал-Фадль в "Воскрешении событий" под 567 годом: девятого раджаба [То есть 7 марта 1172 г.] прибыли одежды, которые были посланы султану малику Адилю Hyp ад-дину Махмуду ибн Зенги багдадским халифом, а это — черная джубба и золотое ожерелье. И Hyp ад-дин облачался в них в Дамаске, выставив их напоказ, а затем отправил их малику Насиру Салах ад-дину Иусуфу ибн Аййубу, чтобы он носил их, сообщив, что не удовлетворен ими, и чрезмерно порицал их, умаляя их достоинства.

А султан Салах ад-дин находился в своем доме, а одежды хранились у привезшего их шаха... А десятого числа пришли к его шатру [По-видимому, имеется в виду шатер, разбитый для султана в саду за Каиром] главный судья, свидетели, чтецы Корана и проповедники, и был совершен торжественный выход в одеждах при участии астрологов. И город был в это время великолепно украшен, и губернатор трижды в день ударял в ворота Насири по нурийскому обычаю [То есть по обычаю, существовавшему при Hyp ад-дине Зенги].

 А что касается Дамаска, то губернатор ударял в нем пять раз, согласно древнему обычаю, существовавшему в этом городе со времени пребывания в нем атабеков. А одиннадцатого числа вышел султан в одеждах и прошел между дворцами и Каиром, а когда достиг он ворот Зувайла, то снял свои одежды и отправил их в свой дом; сам же поспешил играть в мяч. И Аййубиды сохраняли эти обычаи до конца их правления.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"