Икта

Согласно кадастру Ибн Джиана, владения икта при Ашрафе Шабане занимали площадь около 2274 тыс. федданов; особенно велик был размер земель икта в Шаркийи, Гарбийи, Бахнесавии и Дакахлийи.

Как и в предшествующее время, в икта одного лица умышленно включались земли, расположенные в разных концах страны. Так, нкта губернатора Бахнесавии находились частью в Аейуте, частью — в Атфихе, Ахмиме и Файйуме; губернатора Бухайры — в Бахнесавии и Файйуме; губернатора Гарбийи — в Бухайре, Дакахлийи, Мануфии, Шаркийи; губернатора Дакахлийи — в Атфи- хе, Ашмунайне и Бахнесавии, губернатора Каира — в Ашмунайне и Ахмиме; губернатора Старого Каира (Фустата) — в Атфихе; губернатора Калиубийи — в Мануфии; губернатора Мануфии — в Абиаре, Дакахлийи и Файйуме; губернатора Файйума — в Асйуте, Атфихе и Кусе; губернатора Шаркийи — в Дакахлийи [Ибн Джиан, стр. 22, 52, 56, 101, 102, 115, 121, 153, 156, 165, 169, 178, 182, 184, 185, 187—189, 1.93; Ибн Дукмак, V, стр. 4, 7—10, 16].

Официальная доходность икта ("ибра") оставалась в конце XIV в. примерно такой же, как и во время Насира Мухаммеда. По сообщению Калкашанди, ибра крупных эмиров равнялась 80—200 тыс. "военных динаров" в год; икта эти имели наибольшие размеры, включая иногда до десяти округов; икта эмиров сорока имели доходность в 23—30 тыс., икта эмиров десятка — до 9 тыс. военных динаров. Икта султанских мамлюков были небольшими: обычно двум из них предоставлялся один округ, и лишь изредка один мамлюк султана получал в свое распоряжение целый округ; икта мамлюков эмиров, как и прежде, были весьма невелики, соответствуя размерам икта этих эмиров.

Икта халка обычно располагались по нескольку в одном округе и имели доходность от 250 до 1500 динаров [Калкашанди, II'I, стр. 457; IV, стр. 50].

Однако реальная доходность икта была гораздо ниже номинальной. Так, Ибн ал-Фурат под 1393 г. сообщает, что во время смотра отрядов халка, происходившего в Каире, один из воинов халка на вопрос султанского заместителя о его доходах ответил, что пожалованное ему икта имеет ибра в 600 динаров (по всей вероятности, обычных), а в действительности с икта поступает 3 тыс. дирхемов в год, из которых 2 тыс. отходят в государственную казну в виде налогов (магарим), а самому мукта остается лишь тысяча дирхемов. Примерно так же ответил на этот вопрос и другой воин халка, и смотр был прекращен [Ибн ал-Фурат, IX, ч. 2, стр. 362-363; cм. также Калкашанди, III, стр. 442—443].

Учитывая, что в первые десятилетия правления черкесских султанов, как и в эпоху Бахри, соотношение между обычным динаром и дирхемом было сравнительно твердым и равнялось 1:20 [См. D. Ayalon, The system of payment in mamluk military society, — JESHO, vol. I, 1957, pt 1, p. 47], действительные поступления с упомянутого икта равнялись 150 динарам (или 100 "военным динарам"). За вычетом 100 динаров воину оставалось всего 50 динаров (или около 34 "военных динаров"), т. е. 1/12 часть номинальной доходности икта, в то время как в начале XIV в. воину оставалось не менее 9/10 ибра [См.: Макризи, Хитат, III, стр. 354—355; A. Darrag, L’Egypte sous le regne de Barsbay..., p. 61].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"