Глава V. Крестьянство при аййубидах и ранних мамлюках

Макризи сообщает, что Насир Мухаммед наряду со стремлением к расширению своих личных владений заботился и о состоянии земель икта, ссужая их владельцам семена и прочее. "И если он слышал о высыхании почвы в каком-либо округе или селении, то тревожился об этом и неоднократно спрашивал мукта о состоянии этого селения, и не переставал интересоваться этим, пока не добивался необходимого орошения" [Макризи, Сулук, И, ч. 2, стр. 542; см. также Макризи, Хитат, I, стр. 146—147].

Все сказанное относилось не только к египетским, но и к сирийским икта. Тот же автор пишет, что Кахад, простое селение в окрестностях Рамлы, достигло в начале XIV в. такого процветания, что стало резиденцией наместника, и что то же можно сказать о многих селениях Дамаска, Халеба и морского побережья [Макризи, Сулук, II, ч. 2, стр. 542. Мамлюки способствовали восстановлению производительных сил и в подчиненных им областях Малой Армении. Так, Насир Мухаммед передал под власть дамасского наместника змира Тамкиза три разоренных селения в области Сиса; по приказу Танкиза из Хамы, Химеа и Триполи туда было доставлено 20 тыс. мешков зерна для семян, а также быки и прочее; земли были вновь обработаны и заселены (Макризи, Сулук, II, ч. 2, стр. 436, 467)].

Известий о положении основной массы непосредственных производителей — египетского крестьянства — в наших источниках содержится немного. Подавляющее большинство крестьян являлись наследственными владельцами своих земельных участков и собственниками орудий производства.

Собственное хозяйство феодала в аййубидском государстве почти не имело места. К исключениям из этого правила относятся имеющиеся в "Истории Файйума" упоминания о плантациях сахарного тростника и о местности Барака ибн Шакл, где находились "земли, относящиеся к дивану, орошаемые водой, доставляемой быками при помощи колес, принадлежащих дивану, и вспахиваемые плугами и быками дивана" [Набулуси, отр. 28—29].

Распространение земель икта означало превращение крестьян из держателей государственных земель в держателей земель, принадлежащих мукта; почти все сохранившиеся известия относятся именно к этой категории крестьянства.

Экономической формой реализации феодальной собственности на землю в Египте рассматриваемого периода был прежде всего общегосударственный поземельный налог — харадж, взимание которого производилось, как указывалось выше, сообразно лунно-солнечному счислению [Cl. Cahen, Contribution a l'etude des impots dans l'Egypte medievale, — JESHO, V, 1962, pt 3, p. 295].

Общий размер хараджа определялся в соответствии с общей площадью орошаемых Нилом земель, а также в соответствии с видами возделываемых культур, т.е. по системе сасанидско-византийского типа [Cl. Cahen, Le regime des impots..., p. 14. У Набулуси общая сумма хараджа всей провинции или отдельных ее областей обозначается термином иртифа: так, иртифа Файйума в целом в Г242 г. составляла округленно 20747 динаров и 140 731 ардебб зерна (стр. 23). Термином харадж ал-мунаджаза, по определению К. Каэна, обозначался харадж с зерновых и бобовых культур; харадж с винограда, сахарного тростника и садов — как харадж ар-ратиб, харадж с некустарниковых — как харадж аз-зира, с финиковых пальм — харадж ан-нахл (Cl. Cahen, Contribution a I'etude des impots.., pp. 255—256). Увеличение хараджа обозначалось как катиа, идафа, ратиб катиа. О видах хараджа см. также Нувайри, VIII, стр. 253—254]. По сообщению Макризи, нормальным считался уровень Нила в 16 локтей (по ниломеру Гизы): "И говорили, что если увеличивался этот уровень на один локоть, то харадж Египта увеличивался на сто тысяч динаров" [Макризи, Хитат, I, стр. 96—97, 142].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"