Глава V. Крестьянство при аййубидах и ранних мамлюках

Несомненно положительное значение имело распространение пожалований икта. Рядовой держатель икга, обязанный военной службой, был, судя по всему, более заинтересован в развитии производительных сил, нежели сборщик налогов или откупщик фатимидской эпохи.

"И мукта... по своему желанию может орошать землю и извлекать из нее доход, или сеять на ней, что хочет",— пишет Ибн Маммати [Ибн Маммати, стр. 37]. Он же сообщает о существовании плотин, находившихся в ведении мукта [Там же, стр. 32].

Из следующего сообщения Макризи можно заключить, что владельцам икта предписывалось ежегодно затрачивать на оросительные работы определенные суммы: "И есть обычай, согласно которому мукта, если он смещен, а до этого вложил некую сумму из дохода своего икта в сооружение плотины в данном году, получает от второго мукта сумму, равную той, которую он уплатил из своих денег этого года, но предназначенную для строительства другого года" [Маиризи, Хитат, I, стр. 163; Калкашанди, III, стр. 449].

О хозяйственной активности владельцев икта свидетельствуют данные Набулуси: некий Фахр ад-дин Осман, получив в икта округ Хиша Дамушия в Файйуме, возделал эту землю; область Миниа Акни в той же провинции, включенная в икта некоего Муфаддаля, обогатилась множеством садов [Набулуси, стр. 151, 172].

Об этом говорит и факт заселения области "мертвых городов" к северо-востоку и юго-востоку от Халеба после первого крестового похода, когда она была отвоевана Аййубидами и превратилась в икта [Макризи, Сулук, I, ч. 1, стр. 62, 458; J. Sourdel-Thomine, Le peuplement de la region des "villes mortes" (Syrie du Nord) a l’epoque ayyubide, — "Arabica", t. I, fasc. 2, 1964].

Следует отметить вместе с тем, что хозяйству страны приносили немалый ущерб стихийные бедствия: град, снег, сильные ветры, нашествия мышей на посевы, эпизоотии, губившие мулов, верблюдов и ослов [События такого рода неизменно отмечаются в источниках. Так, по словам Макризи, в Египте в начале правления Салах ад-дина "увеличился вред от мышей, поедавших плоды фиников, сахарного тростника и деревьев, и дело дошло до того, что со ста федданов, засеянных сахарным тростником, стали выжимать... только одну сахарную голову" ("Сулук", I, ч. 1, стр. 45). См. также: Макризи, Сулук, I, ч. 1, стр. 71, 83, 88, 110, 131, 134; ч. 2, стр. 442; ч 3, стр. 814— 815; II, ч. 1, стр. 157, 180, 240].

Самым тяжелым бедствием был низкий уровень вод Нила во время разлива, что влекло за собою сокращение пахотных земель. Величайшим страданием для египетского народа явилась засуха 1200—1202 гг., когда уровень Нила поднялся лишь на 12 локтей (вместо обычных 16). Число погибших от голода только в одном Каире, куда бежало множество феллахов, составило 111 тыс., как сообщает очевидец этих событий, багдадский врач Абд ал-Латиф [Абд ал-Латиф, стр. 360—412; см. также: Абу Шама, II, стр. 239; Ибн Тагри-Бирди, Нуджум, VI, стр. 173—174; Макризи, Сулук, I, ч. 1, стр. 156—158; Макризи, Игасат ал-умма, стр. 28—30].

Однако упорный труд крестьян изгладил в последующие годы следы бедствия, и Макризи сообщает, что уже при султане Камиле Египет снова достиг большого процветания [Макризи, Хитат, IV, стр. 215].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"