"ХОЖДЕНИЕ ПИМЕНОВО В ЦАРЬГРАД"

Тоя же весны Пимин митрополит втретьи поиде в Царьград к патриарху, а с ним Михаил владыка Смоленьскый, да Сергий архимандрит Спаский, да старцы его, и слуги, и протопоп и протодьякон и иные священники и дьяконы. Бысть же начало пути тому от града Москвы месяца априля в 13 день, в великий вторник Страстные недели. Князь великий же Дмитрей Иванович понегодоваше на митрополита о сем, яко без его совета поиде, бе бо и распря некаа промежь их. И сице сотворися шествие, и повеле митрополит Пимин Михаилу владыце Смоленьскому, да Сергию архимандриту Спаскому, и всякождо, аще кто хощет, писати сего пути шествование все, како поидоша, и где что случися или хто возвратится, или не возвратится вспять; мы же сиа вся писахом.

И сице поидохом от Москвы, якоже напреди писахом, и приидохом на Коломну в субботу в великую, а в святую неделю Пасхы поидохом к Рязани по реце по Оке и приспехом к Перевитску, и ту срете нас Еремей епископ Рязаньский Гречин.

И приближшимся нам ко граду Переславлю, и сретоша нас сынове великого князя Олга Ивановичя Рязаньского; и тем отшедшим и нам мало от своего места прешедшим; и срете нас с великого любовию сам князь велики Олег Ивановичь, и з детми своими, и з бояры. И пришедши нам ко граду Переславлю, и сретоша нас со кресты; пришед же митрополит в соборную церковь, и молебнаа совършив, и пирова у великого князя, и честь многу приат; и сице безпрестани чествоваше нас со своим епископом Еремеем Гречином. Таже исходящим нам оттуду, проводи нас сам князь великы Олег Ивановичь Рязаньский и з детми своими, и а бояры, с многою честию и с любовию. Таже целовавшеся, разлучихомся; он возвратися ко граду, мы же поидохом напред; и отпусти с нами боярина своего Станислава с довольною дружиною, повеле нас проводити до реки до Дону, с великым опасением, розбоя деля.

Проводиша же нас тогда епископи мнози: Феодор Ростовьский, Ефросин Суждальский, Еремей Гречин епископ Рязаньский, Исакий епископ Черниговьский, Данило епископ Звенигородцкий, и архимандрити, и игумени, и иноци. Поидохом же от Переславля Рязаньского в неделю Фомину. Провадиша же с нами и три струги, да насад на колесах; в четверток же приидохом к реце Дону и спустихом суды на реку на Дон. И в вторый день приидохом до Чюр Михайловых; сице бо тамо тако нарицаемо есть место, некогда бо тамо и град был бяше, и ту утешение вземше и о господе целование сотворше, и с радостию и со умилением проводиша нас епископи, и архимандрита, и игумени, и священници, и иноци, и бояре великого князя Олга Ивановичи Рязаньского, целовавшеся вси целованием святым, и от того места возвратишася в свояси.

Мы же в неделю святых мироносиц оттуда с Пименом митрополитом вси поидоша: Михайло епископ Смоленьский, и Сергий архимандрит Спаский, и протопопи, и протодьякони, и священници, и иноци, и слуги, влезше в суды, и поплыхом рекою Доном на низ. Бысть же сие путное шествие печално и унылниво, бяше бо пустыня зело всюду, не бе бо видети тамо ничтоже: ни града, ни села; аще бо и быта древле грады красны и нарочиты зело видением места, точью пусто же все и не населено; нигде бо видети человека, точию пустыни велиа, и зверей множество: козы, лоси, волцы, лисицы, выдры, медведи, бобры, птицы, орлы, гуси, лебеди, жарави, и прочая; и бяше все пустыни великиа. В вторый же день речнаго плавания минухом две реце, Мечю и Сосну; в третий же день проидохом Острую Луку; в четвертый же день проидохом Кривой Бор; в шестый же день приспехом до усть — Воронежа реки.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"