Проблема общественного огузов и туркмен

Среди исследуемого круга проблем важное значение имеет вопрос о хозяйстве и общественном строе огузов и туркмен IX—XIII вв. Зарубежные востоковеды уделили мало внимания социально-экономической истории огузов и туркмен {В некоторых работах турецких историков делается попытка доказать, что огузские племена по уровню своего социально-экономического строя стояли выше населения покоренных ими стран Востока. Ошибочность подобной точки зрения показана в одной из статей А. С. Тверитиновой (414)}.

Научная разработка данной проблемы нашла свое отражение главным образом в советской историографии. Советские историки В. А. Гордлевский (120), А. Ю. Якубовский (323), А. А. Росляков (363; 182) отметили, что ведущей формой хозяйства огузов и туркмен IX—XI вв. было кочевое экстенсивное скотоводство. С. П. Толстов подчеркивает комплексность хозяйства огузов Сыр-Дарьи и Приаралья. Огузы занимались скотоводством, земледелием, рыбной ловлей, ремеслами и торговлей. С. П. Толстов, вопреки мнению Бартольда (66) и А. Ю. Якубовского (323), считает, что огузы X—начала XI в. составляли преобладающую массу городского населения Сыр-Дарьи (420). Обитателями Янгикента, Дженда и других городских центров было не пришлое "мусульманское", а в основном местное огузское население (421, с. 246—248).

Советские историки убедительно показали, что огузское общество IX—XIII вв. было родоплеменным по форме и классовым по содержанию. В. А. Гордлевский одним из первых указал на сравнительно развитую социальную дифференциацию у огузов X в. (120, с. 43 и след.). А. Ю. Якубовский заметил, что огузы и туркмены X—XI вв. находились на одной из ранних ступеней развития классового общества (323, с. 39—66). Среди огузов, как показал С. П. Толстов, выделилась кочевая знать, имевшая многочисленные поголовья скота (420; 421). А. А. Росляков указал на интенсивный процесс разложения патриархально-родового строя и возникновение элементов феодальной зависимости в среде огузских племен. Огузская и туркменская аристократия постепенно узурпировала право распоряжаться общинными пастбищами и водными источниками. Разбогатевшая огузская знать все больше закабаляла свободных общинников-скотоводов (363; 182).

Советские историки внесли солидный вклад в разработку проблемы общественного строя огузов и туркмен исследуемого периода. Однако в резюмированной литературе нет единого мнения о характере и особенностях их классовой структуры. Фактически остается без ответа вопрос о том, являлось ли это общество дофеодальным или раннефеодальным. Приходится вместе с тем сожалеть, что в советской историографии недостаточно вскрыты основы и динамика развития классовой дифференциации у огузов и туркмен IX—XIII вв.

Остается дискуссионным вопрос о составе населения городов нижней Сыр-Дарьи, принадлежавших огузским ябгу. Утверждение о преобладании в них оседлых групп огузов находится в противоречии с известиями арабских географов X в.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"