Сельджукское движение 1035—1040 гг. в Хорасане

Сельджукское сравнительно полно освещено в советской исторической литературе. Поэтому мы остановимся лишь на причинах разгрома газневидов и образовании государства сельджукидов. Триумфальная победа над султаном Масудом объясняется, по нашему мнению, не только поддержкой сельджукидов местной феодальной знатью, недовольной деспотией газневидов. В период завоевания Хорасана не все сельджукиды, кстати, придерживались одинакового политического курса. Весьма примечателен в этом отношении один из эпизодов, имевших место летом 1038 г. в Нишапуре.

Захир ад-Дин Нишапури и другие историки рассказывают, что после взятия Туса и Нишапура сельджукские вожди хотели предать эти города беспощадному разграблению. Тогрул-бек стал отговаривать их, ссылаясь на то, что в "священный месяц (ислама) нельзя обижать мусульман". Мухаммад не разрешил сельджукским вождям разорить и ограбить Нишапур. Тогда возмущенный Дауд выхватил нож и закричал: "Или ты дашь нам (разграбить город), или я убью себя своей рукой" (161; 598; 586; 165, IX). Стремясь охладить алчный пыл брата, Тогрул-бек дал ему 40 000 динаров, которые были собраны с жителей Нишапура.

Приведенный факт свидетельствует о наличии серьезных расхождений в политике сельджукидов по отношению к населению Хорасана. Одна часть из них стремилась к хищническому грабежу захваченных областей, а другая выступала за более умеренные методы их эксплуатации (331, с. 109). Однако среди сельджукских вождей явно преобладали сторонники второго из указанных выше направлений. Сельджукиды в Хорасане вступили в союз с местной феодальной знатью и наладили дипломатические отношения с халифами Багдада (20, с. 78, 79). Мухаммад Тогрул-бек в 1038 г. отправил из Нишапура своего посла к Кайму Би-амриллаху. Посольство было хорошо принято халифом, выразившим свою поддержку сельджукидам (598, с. 7, 8). В Багдад направился и посол от Кизыла ибн Яхьи, который доводился шурином Тогрул-беку. Один Дауд Чагры-бек уклонился от переговоров с Каимом и ушел в Серахс (586, с. 296).

Сельджукские вожди в послании халифу писали о своей верности и приверженности аббасидам (161, с. 17). В письме отмечалось, что после смерти Махмуда Газневи его сын и наследник престола Масуд предался разгульным пирам и забавам. Султан оставил в стороне дела государственного управления, чем не замедлили воспользоваться "испорченные люди". Они стали на путь насилий и жестоких притеснений мирного гражданского населения. Тогда хорасанские вельможи призвали на помощь предводителей сельджуков, которые в результате нескольких крупных сражений наголову разбили газневидов. "После этого (божьего) подарка и благоденствия, — писали далее вожди сельджуков, — мы расстелили среди людей дорогу справедливости и правосудия и отстранились от угнетения, насилия и несправедливости. Мы хотим, чтобы дело (управления государством) совершалось путем (соблюдения) обычаев религии, законов ислама и по приказаниям халифа" (161, с. 17; ср. 548, с. 36).

Предводители сельджуков изложили в этом письме как бы программу своей внутренней политики. В этом отношении весьма интересно и заявление, сделанное Ибрахимом Иналом накануне вступления сельджуков в Нишапур и торжественной коронации Тогрул-бека (515, с. 252—258). Обрашаясь к духовной и светской знати города, он сказал: "Вы не унывайте. То, что до сих пор происходило — грабежи и беззакония мелкого люда, — то это было поневоле, так как они воевали. Теперь же дело другое: область стала нашей и никто не посмеет и шевельнуться" (8. с. 489; 6, с. 552).

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"