Ябгу и байгу

Главой огузского государства X—XI вв. был верховный правитель, носивший почетный титул джабуйа, или ябгу. Ибн Фадлан сообщает, что царь тюрок-огузов носит звание ябгу (208, с. 24). Однако в других источниках говорится, что правитель огузов именуется байгу (283, с. 103). Проблема генетической связи между титулами ябгу и байгу нуждается в специальном исследовании. И. Маркварт и 3. В. Тоган считают, что "байгу" является искажением термина "ябгу" (669, с. 34; 770, с. 141). Однако упоминание байгу (***) во многих независимых друг от друга источниках говорит против этого мнения. Ябгу и байгу являлись, очевидно, довольно близкими, но не абсолютно сходными титулами. Происхождение слова "ябгу", несмотря на ряд научных гипотез, остается пока неясным. Одни исследователи считают данный титул кушанским (634, с. 330), другие — тохарским (422, с. 12, 43), а третьи — древнеиранским (713, с. 89). Титул ябгу носила правящая верхушка различных тюркоязычных народов — карлукские, уйгурские, караханидские и другие предводители (578; 712; 717). Звание ябгу (яфгу) носила тюркская знать, стоявшая над простым народом, но находившаяся на две ступени достоинства ниже по сравнению с хаканом (521, с. 37).

Значение термина "байгу" объясняется в толковых словарях: как "сокол" или "ястреб-перепелятник" (570, с. 28; 704, с. 187). В титулатуре средневековых тюрок, как известно, отразились их древние тотемистические воззрения. Среди высших званий тюркских правителей мы видим имена сильных животных и хищных птиц. В государстве караханидов одними из главных титулов являлись лев (арслан) и верблюд (бугра) (714; с. 19; 711, с. 209—215). Титулы арслан, кара арслан (черный лев), ак арслан (белый лев) носили и правители сельджуков (734, с. 12—21).

Почетными званиями тюркских властителей служили также названия птиц соколиной породы: тогрул, сонкур, тоган, чагры (132; 570; 715). К числу подобных титулов, имеющих тотемное происхождение, относится и байгу (714, с. 23; 715, с. 253). Очевидно, данный титул в форме "пайгу" существовал у тюркоязычных народов уже в эпоху раннего средневековья {Интересно отметить, что в знаменитой эпопее Фердоуси употребляется термин "пайгави", который противопоставляется слову "пехлеви". Термин "пайгави", вероятно, имеет тесную связь с титулом пайгу и означает не просто язык, но и особую письменность тюркских правителей (753, с. 16, 17)}. Мусульманская историческая традиция возводит существование титула пайгу у тюрок ко времени правления сасанидов (728, с. 356). В исследуемом отношении интересно и предание о байгу — младшем сыне Гуза ибн Мансака; в нем же говорится, что "падишаха гузов называют байгу" (283, с. 102, 103).

Титул байгу в X—XI вв. носили также главные предводители сельджукских племен. Верховное звание байгу у сельджукских вождей нередко сочеталось с другими почетными титулами. В источниках, сообщающих о сельджукских племенах, упоминаются арелан-байгу (лев-сокол), байгу-калян (старший сокол) и инанч-байгу (верный сокол) {Это явствует из сообщений Фахр ад-Дина Рази (438, л. 103), Ибн ал-Асира (613, IX, с. 324), Рашид ад-Дина (353, л. 346), Садр ад-Дина Хусейни (727, с. 1) и Мухаммеда Равенди (766, с. 102, 146). Термин "инанч", фигурирующий и в других составных титулах (734; 634; 778), означает "верный, преданный, имеющий доверие" (706, с. 182)}.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"