Старая и Новая Гузия

Согласно тексту и картам Идриси, в X в. различа лись старая и новая столица огузов (2, л. 108, 109; 3, л. 514—518). В "Китаб Руджар" при описании страны огузов говорится о Старой и Новой Гузии. "Между Хийамом и Старой Гузией, — пишет Идриси, — (расстояние) в четыре дня пути между югом и западом". Старая Гузия отмечена также на атласах, имеющихся в различных списках "Китаб Руджар". На карте 1154 г. Старая Гузия помещена к юго-востоку от Хорезмского озера и к югу от Рузы {Старая Гузия на картах Идриси называется также ***}. Далее к юго-востоку от Старой Гузии расположен безымянный горный хребет и город-крепость Дахлан.

Старая Гузия на атласе 1192 г. локализована к северо-востоку от области Щаш, у подножия изогнутой горной цепи (679, I, с. 98). В "Сурат ал-ард" Старая Гузия отмечена к югу от реки Шаша, около гор, с которыми сливаются отроги Чаграогузского хребта (404). Старая Гузия локализуется в районе, ограниченном западными отрогами Тянь-Шаня, рекой Чу и Сырдарьинскими Каратау {Определить точное местоположение Старой Гузии из-за скудности данных, приведенных в труде Идриси, пока не представляется возможным}. В "Нузхат ал-муштак" указывается на расположение Старой Гузии к юго-западу от города Хийама. Это вполне согласуется с приведенным выше картографическим материалом Идриси. На-званием Старая Гузия обозначалась, несомненно, прежняя "столица" огузских племен (583, II, с. 342; 265, с. 222). Очевидно, это была одна из первых резиденций огузских вождей Средней Азии. В "Нузхат ал-муштак", наряду со Старой Гузией, фигурирует и Новая Гузия. Идриси упоминает Новую Гузию при олисании нижнего течения реки Шаша (3, л. 421; 583, II, с. 209). В Новой Гузии — политическом центре огузского государства — жил зимой их "царь" (3, л. 421).

Огузские правители, согласно Идриси, сидели также в Дженде и Хоре (583, II, с. 209). В "Китаб Руджар" говорится, что огузы вели торговлю с Джурджаном и Хорезмом (583, I, с. 188, 190). Новой Гузией именовался город Янгикент, располагавшийся в нижнем течении реки Сыр-Дарьи. Возникновение этого названия скорее всего связано с захватом огузами в IX—Хвв. политической гегемонии в присырдарьинских степях. Показателен в этом отношении и тот факт, что в арабо-персидских источниках X в. столица огузских ябгу именуется Новым Селением. Янгикент, как показало археологическое обследование, существовал еще в эпоху античности. Однако в X в. город был заново отстроен и укреплен с помощью хорезмийских инженеров. Население Янгикента, очевидно, состояло в основном из колонистов, главным образом выходцев из Хорезма. Здесь обитали также перешедшие к оседлости группы огузов, о чем свидетельствует найденная на городище керамика (420; 429).

В средневековых арабоязычных источниках одно из первых упоминаний о Янгикенте содержится в труде Ибн Русте. Описывая восточное побережье Хорезмского озера, он говорит о "царе" Нового Селения (628, с. 92). Ибн Русте, к сожалению, не уточняет, кто в это время был правителем Нового Селения. Весьма примечательно, что позднее это поселение называется уже Новым Городом. Масуди сообщает, что у Аральского моря расположен Новый Город, в котором живет мусульманское население. "В этой местно-сти, — пишет он, — среди тюрок преобладают гузы: кочевые и оседлые. (Гузы) это народ (джине) из тюрок, (состоящий) из трех подразделений (аснаф) — нижних, верхних и средних" (12, I, с. 101). Масуди, вероятно, подразумевает здесь территориально-племенные группы огузов, обитавшие в Джетысу, предгорьях Каратау и по среднему течению Сыр-Дарьи, а также в Приаралье и Северном Прикаспии {Подразделение на верхних и нижних существовало также у половцев-куманов (117, с. 72)}.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"