Салырский период в истории огузского государства

Средневековые источники, к сожалению, почти не содержат никаких сведении о внутриполитической жизни державы сырдарьинских ябгу. Память об этом сохранилась главным образом в исторических преданиях и легендах. В различных версиях "Огуз-наме" говорится, что в огузском государстве важную роль играло племя салыр. Согласно этим преданиям, салырские предводители весьма долго господствовали в огузском иле. Зафиксированный в начале XIV в. Рашид ад-Дином вариант средневековых огузских сказаний отмечает: "Длительное время царское достоинство оставалось в семье Огуза; так долго сан государя был в родовой ветви Салыра, а после этого (из) других ветвей (также) были почитаемые цари" (355, с. 90).

Более поздние версии "Огуз-наме" указывают, что салырские вожди много лет были верховными ханами и "правили тюрками и тачиками" в Туркестане. Салыры были могущественным племенем, обладавшим тугом — особым штандартом или знаменем. Ханская власть оставалась в руках салыров до тех времен, пока не начались смуты и волнения среди огузских племен Туркестана. Затем господство в агузском иле захватили кыныки, из числа которых происходила фамилия сельджукидов (410, л. 15).

В другом варианте "Огуз-наме", сохранившемся в труде Мехмеда Нешри, говорится, что сначала власть в огузском государстве принадлежала кайи, а затем перешла к салырам. "Царство оставалось в руках (Кайи-хана) и его сыновей, передаваясь из века в век, из поколения в поколение, (пока) наконец не перешло к роду Салура, сына Таг-хана, сына Огуза, из левого крыла. Между (родом Салура) и царями — хосроями Ирана во времена пророка Мухаммеда (и) еще до ислама было много сражений и кровопролитных битв. Затем, в правление (династии) аббасидов, приняла ислам еще (часть тюрок). Наконец, по истечении времени, в эпоху (существования) державы аббасидов, (уже) после (смерти) Салура, сына Таг-хана, царем стал некий Джанак-хан, по прозвищу Кара-хан. Он был (одним) из первых царей тюрок, принявших ислам. В 300 г. хиджры (999 г.) две тысячи тюркских шатров приняли ислам и стали мусульманами, и поэтому их назвали тюркиман. В дальнейшем (это слово) было в просторечии сокращено и стало звучать как туркмен. Название "туркмен" осталось с тех пор" (672, с. 14, 15; 699, с. 6).

Рассматриваемые исторические предания содержат в избытке досужие вымыслы и явно недостоверные сведения. Особенно фантастична приводимая в версиях "Огуз-наме" хронология событий {В равной степени это относится к утверждению Мемеда Нешри о появлении этнонима "туркмен" в 999 г. Название "туркмен" в действительности существовало гораздо раньше даты, приводимой в сочинении Нешри (21; 25; 196)}. Трудно поверить, например, что салырские правители воевали еще с доисламскими царями древнего Ирана. Фигурирующие в этих преданиях салырские ханы являются эпическими, а не историческими личностями. Однако, несмотря на свой легендарный характер, исследуемые сказания все же сохранили воспоминание о былом господстве салырской знати в огузской державе. В этом и заключается важность исследуемых сказаний. Исторические предания туркмен говорят о крупной роли, которую сыграло племя салыр в борьбе с печенегами.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"