Приход к власти династии барани

Дальнейшие перипетии династической истории державы сырдарьинских ябгу остаются неясными. Исторические предания огузов и туркмен о янгикентских правителях досельджукской поры отличаются запутанностью и не поддаются убедительному истолкованию. Некоторое исключение в этом отношении составляют рассказы о правлении Али-хана и его сына Шахмелика (212; 378). Последний упоминается в ряде средневековых источников как реальная историческая личность (9; 165; 769). В известной степени это позволяет корректировать рассказы, заключенные в "Огуз-наме" и "Родословной туркмен". Однако установить точное время прихода Али-хана к власти невозможно при отсутствии датированных исторических фактов. В огузских преданиях говорится, что Али-хан правил в Янгикенте накануне сельджукского движения (378, л. 130). Туркменские родословные добавляют, что он был избран ханом огузов, живших в степях Приаралья. "В те времена, — пишет Абу-л-Гази, — огузский иль обитал по обеим сторонам реки Сыр, близ ее устья. Пришли монголы, (которые) часто совершали набеги (на иль). Большая часть (иля) откочевала, не будучи в состоянии противостоять им, и ушла в Ургенч. Оставшиеся подняли ханом некоего Али" (212, с. 66).

Данный рассказ, не имеющий параллелей в известных нам источниках, крайне труден для историко-хронологической интерпретации. Однако не исключена возможность, что в нем своеобразно преломились события поры караханидских вторжений X в. в Западное Семиречье и Мавераннахр (711; 712; 714). Исходя из приведенных выше исторических преданий, можно предположить, что Али-хан пришел к власти не раньше середины—начала второй половины X в.

Пришедший в X в. к власти Али-хан, судя по всему, был выходцем из племени барани {Тюркоязычное племя барани, как отмечалось в исторической литературе, фигурирует уже в хронике Табари (773, с. 351, 352)}. Ибн Фундук, рассказывая о Шахмели-ке, называет его Абу-л-Фаварис Шахмелик ибн Али ал-Барани (9, с. 51). Прозвище "барани" носили и другие представители этого племени, из которого происходила новая династия огузских ханов Янгикента. В первой половине XI в. упоминается Алп Кара Барани, принимавший участие в борьбе с сельджуками Мавераннахра (692, с. 16). "Барани" выступает здесь в качестве лакаба, указывающего на принадлежность к одноименному племени {В публикации И. Вуллерса принято чтение "нирани". Однако в других изданиях и списках "Рузат ас-сафа" отмечается вариант "барани"}. В пользу этого мнения свидетельствует также ряд других исторических фактов. Русские летописи, как увидим ниже, сообщают о берендеях — одном из торкских племен, оказавшихся в середине XI в. в пределах Восточной Европы. Этноним "барани" вполне можно сопоставить с племенным названием "берендей". Семантика этих терминов скорее всего имеет тотемное происхождение {М. Т. Хаутсма и другие исследователи доказали, что в огузской родоплеменной номенклатуре имелись названия различных животных (609; 525). Среди огузских племен упоминаются, например, "ала-йонтлы", что означает "имеющие пегих лошадей" (698)}.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"