Огузы в пределах Восточной Европы

В "Повести временных лет" под 1054 г. содержится интересный рассказ о нашествии торков на Переяславль. Лаврентьевская летопись сообщает о выступлении против торков князя Всеволода Ярославича, одержавшего над ними победу. По пятам торков-огузов, бежавших из Средней Азии и Поволжья в глубь Европы {П. Голубовский считал, что это были огузские племена, вытесненные в первой половине XI в. половцами из Поволжья и Дона. Д. А. Расовский же полагает, что торки-огузы обосновались в Приднепровье еще в конце X в., захватив земли ушедших на запад печенегов. По его же мнению, уже тогда торки начали "все более и более вытеснять печенегов из Причерноморских степей". Однако, как доказал И. Маркварт, это были огузские племена Средней Азии, ушедшие на запад в результате половецко-кыпчакского движения XI в. (116, с. 72; 346, с. 6, 7; 669, с. 27 и след.)}, шли половецкие ханы (336).

Вторгшиеся в Переяславское княжество торки были одной из групп разбитых кыпчаками огузов (346, с. 8; 116, с. 75, 76). В 1060 г. объединенное войско русских князей Киева, Чернигова, Переяславля двинулось в поход на торков. Огузы в это время занимали часть южнорусских степей, откуда вытеснили печенегов, бежавших на Балканы {Основная масса печенегов ушла под напором торков в дунайские провинции Византии, а часть из них — в пределы Венгрии (116, с. 77; 346, с. 8)}. Теснимые с востока кыпчаками, торки-огузы пытались прорваться в пределы Древнерусского государства. "В этом же (1060 г.) году, — говорится в Лаврентьевской летописи, — Изъяслав, Святослав, Всеволод и Всеслав собрали бесчисленное войско и отправились в поход на торков, одни на конях, а другие в ладьях. Торки же, прослышав об этом, в страхе обратились в бегство и так и перемерли в бегах, божьим гневом гонимые — кто от стужи, кто от голода, иные от болезней и от суда божьего" (336, I, с. 309).

Разбитые русскими князьями и теснимые с тыла кыпчаками, огузы вынуждены были бежать в Заднепровье, а затем к Дунаю. Однако небольшая группа торков осталась на Дону и Днепре, будучи покорена половецкими ханами, а часть их них прибегла к покровительству Киева {Половцы, победившие торков-огузов, считали их своими рабами. Интересно отметить, что в 1061 г. половецкие ханы, недовольные принятием русскими князьями части разбитых ими огузов, потребовали их выдачи (346, с. 9)}. Основная же масса огузов в 1064 г. переправилась через Дунай и оказалась в пределах Византийской империи {По свидетельству византийских авторов XI в., переправившиеся через Дунай узы насчитывали 60 тысяч мириад (669, с. 26, 27)}. Огузы форсировали реку на челноках, выдолбленных из древесных стволов, и кожаных мешках с соломой, привязанных к хвостам пущенных вплавь коней (101. с. 29 и след.). Громадная огузская орда рассеялась в поисках пищи и корма для своих животных по всей Дунайской равнине. Византийский император Дука пытался подкупить их вождей и заставить уйти обратно за Дунай (538, с. 126, 127). Вначале огузы нанесли поражение болгарам и грекам и разорили Иллирию и Фессалоники. Однако наступившие зимние холода и голод явились для них тяжелым испытанием. Воспользовавшись ослаблением торков, болгары разгромили их основные силы. После этого вожди огузов с подвластными им племенами частью подчинились Византии, а частью ушли обратно в южнорусские степи (115; 116; 381).

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"