Инал и агабек

Среди участников описываемого Ибн Фадланом совета знати, мы видим также инала {Текст мешхедской рукописи, к сожалению, в этом месте неисправен. 3. В. Тоган считает, что Ибн Фадлан говорит здесь об инале —сыне зятя огузского царя (770, с. 30). Однако это мнение, учитывающее лишь показание Махмуда Кашгарского и игнорирующее свидетельство Мухаммеда ал-Хорезми, не может быть признано доказанным}. В "Мафатих ал-улюм" отмечается, что иналами именовались наследники тюркских правителей. "И у каждого предводителя тюрок, царя или дехкана, — пишет Мухаммад ал-Хорезми, — есть инал, то есть наследник" (265, с. 219).

Махмуд Кашгарский же сообщает, что иналами у тюрок называли молодых людей, имевших царское происхождение по материнской линии (266, I, с. 110).

Следует отметить, что в тексте Ибн Фадлана наряду с иналом упоминается также инал-младший. Арабский путешественник называет инала-младшего одним из "главарей и царей" огузов (208, с. 127, 183). Наличие у огузов X в. двух иналов, вероятно, можно объяснить в свете приведенных выше исторических свидетельств. Очевидно, здесь мы имеем дело с реальным фактом, связанным с дуальным подразделением на две фратрии. Впрочем, не исключена возможность, что это было трансфсрмированным пережитком, символическим нивелированием власти между отцовским и материнским родом. В любом случае остается бесспорным, что огузские ябгу имели своих преемников. Это в свою очередь говорит о том, что они передавали сзою власть по наследству.

Огузские ябгу, вероятно, назначали для своих наследников специальных атабеков. В исторических сказаниях указывается, что огузские ханы, резидировавшие в Янгикенте, назначали для малолетних царевичей опекунов-атабеков (378, л. 130). Хотя эти рассказы носят полулегендарный характер, но они заслуживают внимания, так как подтверждаются фактами из истории огузов и туркмен XI—XII вв. (165, с. 114: 598, с. 132).

Средневековые авторы свидетельствуют о присвоении султаном Меликшахом титула атабек Низам ал-Мульку (ср. 714, с. 19). Давая своему везирю и советнику звание атабека, юный Меликшах сказал: "Все дела, большие и малые, я предоставил тебе, ты (отныне) являешься (мне) отцом" (613, X, с. 54; 318, с. 34; 299, с. 535). Сельджукские атабеки были наставниками и воспитателями наследников престола и малолетних султанов {В сельджукских документах из Малой Азии упоминаются также "ичи-этабеки" (778, с. 16). Термин "атабек", по словам Ибн ал-Асира, означал по-тюркски "отец-эмир" (613, X, с. 54). Слово "ичи" у сельджукских племен имело значение "старший брат" (598, с. 133; ср. 686, с. 95). В государстве сельджуков и мамлюков Египта существовали также "атабеки войска" (352 л.147-650, с. 16)}. Однако в дальнейшей обстановке феодальной раздробленности титул атабека стали носить фактически независимые правители (602, I, с. 2).

Исторические сказания огузов, подтверждаемые данными источников о сельджукских племенах XI—XII вв., дают основание предположить существование института атабеков в государстве сырдарьинских ябгу.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"