Этнический состав огузского государства

Держава янгикеитских правителей IX—XI вв. не была однородной по своему этническому составу. В городах и сельских поселениях нижней Сыр-Дарьи жило ираноязычное и тюркоязычное огузское население. Очевидно, пришлые колонисты численно преобладали над оседлыми группами огузов. Масуди писал, что в столице огузских ябгу жили "мусульмане". Более подробные сведения о городах огузов сообщает Ибн Хаукал. В Новом Селении, Дженде и Хоре, по его словам, обитали "мусульмане", а власть принадлежала огузам (783, с. 392). Это известие подтверждается другими источниками X в. (611, с. 123).

Большой разнородностью отличался и этнический состав огузских кочевых и полукочевых объединений. Среди них имелись роды, племена и этнические группы различного происхождения {В этом отношении интересен тот факт, что в источниках VIII—X вв. племя джагра (шагра) выступает в качестве самостоятельного народа (494; 540; 684). Примечательно, что это тюркское племя упоминается наряду с огузами (167; 661; 629), но в более позднее время джагра (играк) именуются огузами (610, с. 89; 635, с. 443). Отсюда видно, что джагра (или, вернее, часть этого племени) вошли в состав огузов}.

В составе огузов были остатки печенегов, асов, алан и других степных племен (420, с. 55; 421, с. 245-249). Консолидировавшиеся в государство сырдарьинских ябгу тюркоязычные племена назывались общим именем "огуз".

Смешавшаяся с оседлым, главным образом ираноязычным, населением часть огузов именовалась туркменами. В X — первой четверти XI в. данный термин в основном прилагался к метисированным и подвергшимся исламизации группам огузов Западного Джетысу и среднего течения Сыр-Дарьи. Называвшаяся туркменами часть огузов Семиречья в X веке находилась в зависимости от правителя, резидировавшего в Орду. Другая часть туркмен и огузов, кочевавших на среднем течении Сыр-Дарьи и в предгорьях Каратау, по-видимому, входила в сферу влияния правителей Старой Гузии.

В отдельных степных областях, входивших в состав огузского государства, население было особенно смешанным. Масуди отмечает, что по Черному и Белому Иртышу располагались зимовки огузов и кимаков (661, I, с. 212). Автор "Худуд ал-алам" помещает кочевья огузов и кимаков по реке Атил. В этом же источнике говорится, что в мирное время кимаки уходят на зиму в огузские земли (611, с. 85). Перекочевка кимаков зимой в страну огузов подтверждается текстом Марвази. В своем труде он пишет, что в землях кимаков зимой выпадает глубокий снег. Когда снежный покров достигает высоты копья, то кимаки перегоняют своих лошадей в края огузов, если между ними царит мир (736, с. 32).

Тесные контакты северных групп огузов с кимаками способствовали их сближению по языку и культуре. Согласно "Худуд ал-алам", кимаки области Андараз Хифчак {А. X. Маргулан полагает, что эта область соответствует району Сырдарьинских Каратау, Сыгнака и низовьям реки Сарысу (251, с. 34).} имели обычаи, сходные с огузскими (611, с. 85). Махмуд Кашгарский неоднократно подчеркивает близость огузских и кыпчакских говоров, содержащих элементы "джекания" (178, с. 95). Этнокультурные связи кимако-кыпчакских племен с огузами прослеживаются также по старинным казахским преданиям (244, с. 76—80).

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"