Закабаление свободных обшинников

Могущественная знать огузов и туркмен, обладавшая многочисленными стадами и другими богатствами, постепенно закабаляла своих рядовых соплеменников. В словаре Махмуда Кашгарского говорится о кулсыг эрах {В "Кутадку-Билик" упоминаются кулсыг киши (645, с. 35)} — общинниках, ставших "подобными рабам" (267, с. 499). Сельджукские тексты XIII в. упоминают о хасс эрах, под которыми подразумеваются зависимые люди (731, с. 190). В XI в., судя по данным Махмуда Кашгарского, огузская знать приобрела большую власть над общинниками. Беки, возглавлявшие племена, могли прогнать или наказать эра (491, II, с. 7 и след.). В словаре Махмуда Кашгарского отмечается, что "эр стал на колени перед беком" (491, II, с. 21).

Одной из причин закабаления аристократией непосредственных производителей являлось обнищание и разорение свободных общинников. В исследуемом плане значительный интерес представляет огузская песня XI в. (491, I, с. 362), в которой весьма образно говорится:

Кто станет обладателем богатств,

Тому и подобает бекство.

Бек, оставшийся без богатств,

Испытывает нужду в эрах.

Цитированный фольклорный текст позволяет видеть, что богатая знать подчиняла себе простой люд и властвовала над ним {В этом отношении интересны также произведения среднеазиатского поэта XII в. Адиба Югнаки (758), который пишет: "Народ, обращая свой взор к богатому, превращает свободных людей в его рабов. Увидев же неимущего, (вес) отворачиваются, закрывают глаза и проходят" (568, с. 74)}. Очевидно, свободные общинники попадали в экономическую зависимость от состоятельной верхушки. Материалы "Диван лугат ат-тюрк" и других источников свидетельствуют о развитой кредитно-долговой практике в огузо-гуркменской среде (266, III, с.330; 570, с. 44).

Господство знати над рядовыми общинниками осуществлялось и путем внеэкономического принуждения. Одним из средств закабаления при этом была коммендация — отдача под защиту сильных и влиятельных господ. Суровая необходимость защищать от врагов скот и пастбища заставляла рядовых кочевников искать могущественных покровителей (ср. 146, с. 20, 21). Нередко в периоды весенних и осенних перегонов скота кочевники объединялись под властью наиболее сильных родоплеменных вождей. Михаил Сириец пишет, что туркмены Сирии весной "поднимаются в северный район, где находят пастбища для своих животных". Однако во время этих передвижений местные курдские феодалы угоняли их баранов, лошадей, верблюдов и быков. "Тогда туркмены, — пишет Михаил Сириец, — решили объединиться во время своих переходов, чтобы охранять свое имущество" (129, с. 144, 145).

Обычно во главе таких объединений становились вожди наиболее сильных и многочисленных группировок; они подчиняли и эксплуатировали трудовые массы кочевников, особенно из мелких и слабых родов. Эта господствующая верхушка относилась к зависимым от нее соплеменникам как к слугам и рабам. В пользу этого говорят факты из истории сельджукского движения XI в. {613, IX, с. 275).

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"