Оседлые и полуоседлые группы огузов и туркмен

Среди огузов и туркмен X—XIII вв., наряду с кочевниками, имелись компактные группы полуоседлого и оседлого населения. Археологическое изучение поселений нижней Сыр-Дарьи показало, что в этих городах жило также огузское население. Местные огузские племена занимались рыбной ловлей, земледелием и скотоводством (420; 421; 426; 427). В 1959—1960 гг. Хорезмской археологической экспедицией в бассейне Инкар-Дарьи обнаружены принадлежавшие огузам городища X—XII вв. Сырлы-Там-Кала и Зангыр-Кала. Оба поселения имеют своеобразную концентрическую планировку и расположены на старых, орошавшихся небольшими каналами земельных угодьях (429, с. 278; 428, с. 30). Археологические материалы свидетельствуют о наличии среди огузов, входивших в состав государства сырдарьинских ябгу, значительных групп оседлого населения. Это подтверждается и данными письменных источников X в. о племенах огузов низовьев Сыр-Дарьи. Масуди, например, сообщает, что огузы Приаралья разделялись на кочевых и оседлых {Оседлые группы имелись также среди торков-огузов XI—XII вв., ушедших в пределы Восточной Европы (334, с. 172, 188-190; 441,. с. 199-202)}. "В этой местности, — пишет он, — среди тюрок преобладают гузы, кочевые и оседлые" (11, I, с. 101).

Масуди в другом своем произведении отмечает, что одна часть тюрок живет в городах и крепостях, а другая населяет степи и горы (11, с. 75). Аналогичные известия мы находим в трудах Марвази (736, с. 17, 18) и Фахр ад-Дина Мерверуди. Последний добавляет, что оседлые тюрки разводят сады, огороды и виноградники (751, с. 41). Очевидно, эту характеристику можно применить и к хозяйству огузов и туркмен исследуемого периода.

Кроме приведенных фактов о земледельческих группах огузов свидетельствует и текст Идриси. Согласно "Китаб Руджар", в отдельных городах-крепостях огузов имелось постоянное население, занимавшееся пашенным земледелием. Среди таких укрепленных городков упоминаются Даранда и Дарку (2, л. 108; 3, л. 517). Вероятно, их население состояло из разорившихся кочевников, осевших на землю, а также пришлых колонистов.

Оседлые группы огузов и туркмен в XI в. имелись и в поселениях среднего течения Сыр-Дарьи. На это указывают Бируни и Махмуд Кашгарский, сообщающий о кочевьях и городах огузов на реке Бенакета (Сыр-Дарья). В качестве их оседлых поселений Махмуд Кашгарский называет Карнак, Сюткент, Фараб и Сыгнак (266, I, с. 392, 404). "Вид гузов, — пишет Махмуд Кашгарский, — который живет в их городах, не переезжает в другие места и не воюет, называется ятук, то есть заброшенные, ленивцы" (266, III, с. 11; 265, с. 312). Это свидетельство можно сопоставить с историко-этнографическими данными о казахских "жатаках". В дореволюционном прошлом казахи называли жатаками всех проживающих в зимниках и неподвижных жилищах. Исследователи неоднократно отмечали, что жатаками, как правило, становились обедневшие кочевники. С потерей скота, главным образом лошадей и верблюдов, они не могли кочевать и превращались в оседлых. Однако, становясь жатаком, бывший кочевник не совсем порывал со скотоводством. Жатаки разводили крупный рогатый скот и в незначительном количестве вьючных животных, но их основным занятием становилось земледелие (368).

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"