ГЛАВА II. ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ ОГУЗОВ И ТУРКМЕН В Х-ХШ вв.

Состояние источниковедческой базы исследуемой темы не дает возможности провести резкую грань между общественным строем огузов и туркмен исследуемого периода. Правда, в исторической литературе делались попытки выявить различия в степени развития патриархально-феодальных отношений у огузов и туркмен (362). Однако для категорических выводов пока нет достаточно твердо установленных фактов. Возможно, существовали некоторые специфические отличия в хозяйстве отдельных родов и племен огузов и туркмен. Среди туркмен, вероятно, имелось больше, по сравнению с огузами, полуоседлого и оседлого населения (21; 362; 773). Однако противопоставить огузов на этом основании туркменам нельзя без риска впасть в серьезную ошибку. Археологическое обследование поселений X—XI вв. в низовьях Сыр-Дарьи показало, что здесь обитали значительные группы оседлых и полуоседлых огузов (420; 421).

Историко-археологические данные, которыми мы располагаем, о туркменах и огузах до образования сельджукидской державы пока еще крайне малочисленны. Значительно больше фактов имеется о хозяйстве и социально-экономическом строе племен сельджукского объединения XI—XIII вв., обитавших в Средней, Передней и Малой Азии. Однако дифференциация этого материала в рассматриваемом аспекте является весьма трудной, поскольку в одних источниках они называются огузами, а в других — туркменами. Правда, в некоторых документах XII в. говорится отдельно о туркменах и огузах, живших в Хорасане, Мавераннахре и Хорезме. Анализ этих документов приводит, однако, к выводу о большом сходстве в явлениях их общественного строя н хозяйственной жизни. Поэтому у нас практически не имеется критерия, позволяющего говорить о кардинальных различиях в социально-экономической организации туркмен и огузов.

В исторической литературе нет единства мнений о хозяйственных занятиях огузов и туркмен исследуемого периода. Одни историки, как отмечалось выше, считают, что огузы занимались главным образом кочевым скотоводством. Другие же определяют их хозяйство как комплексное, основанное на земледелии, скотоводстве и рыбной ловле. Главным хозяйственным занятием подавляющего большинства огузов и туркмен все же было кочевое экстенсивное скотоводство. Данный вывод основывается не только на показаниях средневековых нарративных источников, но и подлинных документов эпохи существования государства сельджукидов (177; 281). Разумеется, в огузо-туркменской среде были и компактные группы земледельцев и рыболовов. Однако кочевые н полукочевые огузы и туркмены явно преобладали над оседлым и полуоседлым населением {Даже в XIV—XV вв. слово "туркменлык" иногда употреблялось в значении "кочевник" (410, л. 14)}. Вместе с тем одной из характерных черт хозяйства огузов и туркмен являлась тесная связь между скотоводством и охотой, земледелием и рыбной ловлей. Полукочевым огузам и туркменам, кроме того, не было чуждо сезонное земледелие, практиковавшееся главным образом на летовках (519).

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"