Расселение огузских племен в X в.

Содержащиеся в "Китаб Руджар" историко-географические сведения позволяют установить максимальные пределы земель огузов в X в. Огузские племена, согласно данным Идриси, обитали в степной полосе нынешней Средней Азии от Южного Прибалхашья до низовий Волги. Кочевья огузов были разбросаны по Иргизу, Уралу, Эмбе, Уилу, по побережью озера Аралсор. Огузы населяли также Приаралье, долину Сыр-Дарьи, предгорья Сырдарьинских Каратау, обитали в долине Чу, в Таласском Алатау, в низовьях реки Или. Здесь располагались огузские становища и относительно небольшие крепости, служившие убежищем в случае опасности и являвшиеся ставками крупных вождей.

Разумеется, огузские племена не везде на этой столь обширной территории составляли основную массу населения. Наиболее компактно они жили в Приаралье, Северном Прикаспии, в нижнем течении Сыр-Дарьи. Отдельные группы огузов обитали в Семиречье, где в X в. среди местного тюркоязычного степного населения преобладали карлуки (680; 712). Огузские племена, населявшие Южное Прибалхашье и побережье реки Чу, были независимыми и имели своих вождей (2, л. 109; 3, л. 518).

В X в. восточные границы огузских кочевий и небольших крепостей простирались до нижнего течения реки Или. Жившим на южном побережье Балхаша огузам, вероятно, принадлежала крепость Горгуз. Местные огузские племена назывались хангакишами и отличались своей воинственностью {На картах Идриси они именуются также ханга-гузами, а их страна называется Хангакет (2, л. 108; 3, л. 515; 679, I, с. 98)}.

Археологическое изучение низовьев Или, долины Каратала и Коксу показало, что здесь в VIII—X вв. имелись города оседлого и полуоседлого типов. Основная масса жителей этих поселений состояла из тюрок. В этом районе обитали также кочевые тюрки, оставившие многочисленные курганные погребения (247; 250).

Очевидно, восточная группа огузов, называемых Идриси хангакишами, описывается в "Первой записке" Абу Дулафа. В пользу данного предположения говорит тот факт, что он помещает огузов за Мавераннахром на пути в Китай; эти огузы жили между кимаками, обитавшими на территории нынешнего Казахстана, и токуз-гузами, населявшими Восточный Туркестан {См. подробнее о стране кимаков и токуз-гузов: 680; 684; 723; 736}. Привлекает внимание и сообщение Абу Дулафа о том, что эти огузы вели торговлю с Китаем и Индией (723, с. 21). В "Первой записке" отмечается также существование у них города, в котором имелся храм, но без идолов. Город являлся ставкой местного огузского "царя", который взимал налоги (харадж) со своих подданных. Абу Дулаф отмечает, что в этом городе-ставке имелись постройки из камня, дерева и камыша {Это сообщение, заимствованное из "Первой записки", приведено также в сочинениях Закарии Казвини (795, И, с. 395) и Иакута (787, XIII, с. 442}.

Рассматриваемые детали известия Абу Дулафа иллюстрируются сравнительным археологическим материалом с территории Казахстана и Киргизии. В этом отношении весьма интересны кимако-кыпчакские городища, обнаруженные в Центральном Казахстане. Некогда массивные, стены этих укреплений сложены из кирпича-сырца, дерна и камышовых связок. Для прочности стен внутри кладки вертикально положены сплетенные ряды высокого камыша, служившего, вероятно, не только связью, но и оборонительной стеной (251, с. 38). Такие укрепления имели ров шириной до двух и более метров, наполненный водой. Внутри поселений располагались открытые площадки, где помещались юрты и палатки. Более развитый тип подобного рода укреплений представлен в общем комплексе городищ правобережного Таласа. Приблизительно в 45 км к северо-востоку от Джамбула лежит большое укрепление Тюймакент, с мощными глинобитными стенами. Внутренняя часть городища представляет собой открытую площадку, служившую местом для установления разборных жилищ. Описываемый тин поселений в ряде средневековых источников называется "кури". В этих городах-ставках имелись ограды, сделанные из камышовых связок (245; 246; 251). Приведенный археологический материал подкрепляет рассматриваемое свидетельство Абу Дулафа.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"