УЗБЕКИ

В советской исторической литературе ныне считается доказанным, что основной процесс формирования узбекской и таджикской народностей протекал в оазисах Среднеазиатского междуречья. Именно здесь в течение многих веков в тесном взаимодействии складывались две народности, разные по языку, но близкие по культуре, — таджики и узбеки. Древнейшими предками, как таджиков, так и узбеков были исконные обитатели Среднеазиатского междуречья, с которыми постепенно сближались различные тюркские племена и народности, проникновение которых в Среднюю Азию, начавшееся еще в первой половине I тысячелетия до н. э., приняло более интенсивный характер с VI в. н. э.

По мере оседания тюрков в культурных оазисах это сближение перерастало в слияние тюркоязычного и ираноязычного населения. В зависимости от численности и политической роли указанных двух компонентов в том или ином районе побеждал язык аборигенного населения или тюркский. Однако этот процесс не был простой ассимиляцией или сменой языка — в результате синтеза двух культур формировались две народности, культура каждой из которых, при всей близости друг к другу, не была полностью идентичной. На периферии изучаемого района часть тюрков продолжала заниматься кочевым скотоводством, а в горах ираноязычное население длительное время сохраняло свои древние языки и специфику культуры.

Первоначальное ядро узбекской народности формируется в IX—X вв., однако узловым историческим периодом сложения этнического ядра узбекской народности является время вхождения Мавераннахра в государство Караханидов (XI—XII вв.) [336, 304], когда особенно усилился приток в Среднеазиатское междуречье тюркских племен и оседание их в оазисах. Тюркоязычное оседлое население составляло здесь уже не отдельные островки, а значительные массивы. Ведущую роль среди тюркских племен государства Караханидов играли карлуки и уйгуры, язык которых лег в основу языка узбекской народности.

Процесс консолидации узбеков, сформировавшихся в рамках Караханидского государства, продолжался и позднее. Такие крупные миграционные процессы, как передвижения огузов и туркмен с берегов Сырдарьи в глубь Средней Азии, кипчаков с берегов Иртыша в Приаралье и особенно вторжения тюрко-монгольских кочевых племен в период завоевания и владычества монголов, оказали очень большое влияние на формирование узбекской народности. Однако завоеватели, стоявшие на более низкой, чем жители Мавераннахра, ступени социально-экономического развития, постепенно воспринимали хозяйственно-культурные традиции местного населения, а также их язык. Не только тюрки, но и монголы быстро восприняли язык узбекской народности. Таким образом, переселение новых тюркских и отчасти монгольских племен значительно расширило этнический состав узбеков [251, Г71]. Эти племена, частично сохранившие традиции кочевого быта, будучи основной военной силой Чагатаева улуса, играли большую роль в государстве Тимура и Тимуридов.

Последний значительный приток кочевых тюркоязычных племен в Среднеазиатское междуречье был на рубеже XV и XVI вв. — это племена кочевых узбеков Дашти-Кипчака в составе войск Шейбани-хана, завоевавшие Тимуридское государство*. Переселение этих племен в Среднюю Азию продолжалось в течение всего XVI в. [239, 80]. В исторической и этнографической литературе долгое время господствовала гипотеза о прямом происхождении узбекского народа от этих степных племен. Советские ученые единодушно отвергли этот, по словам А. Ю. Якубовского, наивный и примитивный взгляд [341, 8] и выдвинули тезис о том, что переселение узбекских племен хотя и было важным событием, но не явилось принципиально новым, узловым моментом в истории узбекского народа [99, 547]. Этот тезис основан на результатах комплексных исследований проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии, Казахстана и сопредельных стран с привлечением данных истории, лингвистики, археологии, этнографии и антропологии.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"