Прочие группы таджиков

В эту группу мной были включены каратегини, рогй и ягноби, а также группы, которые в 1924 г. к названию своей национальности "таджик" прибавляли еще наименование того или иного узбекского племени. Изучением этих групп я не занималась, поэтому приведу лишь краткие сведения, имеющиеся о них в этнографической литературе.

Как показали исследования Гармской этнографической экспедиции, выселения таджиков из Каратегина не носили массового характера, однако в результате чрезвычайно развитого здесь отходничества происходило просачивание каратегинцев — каратегини в соседние бекства, в частности в Хисар, а также в более отдаленные области [331, 62, 63]. Исследования, проведенные Р. Л. Неменовой в Варзобе, свидетельствуют, что выходцы из Каратегина селились на новом месте компактно и в течение жизни нескольких поколений сохраняли свой диалект и особенности быта. Переселенцы новому кишлаку порой давали название того селения, откуда они пришли [257, 39, 42, 43].

У таджиков роги в 1949 г. было записано предание о том, что они в конце прошлого века пришли из Афганистана, из пограничного с Кулябом района Рог. Согласно этому преданию, предки роги жили когда-то в Кулябе, но "во времена Чингисхана" были вынуждены переселиться в Рог. Опираясь на это предание, А. К. Писарчик считает, что переселение роги в Куляб является возвращением их на родину предков [276,77,78]. Приведенное предание скорее является отражением не раз повторявшихся вынужденных миграций населения с одного берега Пянджа на другой в период длившихся не одно столетие феодальных войн. Миграции неизбежно способствовали этническому смешению. Об этом свидетельствуют говоры таджиков припянджских районов Кулябской области (г. Куляба и районов, расположенных к востоку и юго-востоку от него), выделенные лингвистами в особый южнокулябский диалект таджикского языка, занимающий промежуточное положение между северно-кулябским и рогским диалектами [286, 161].

Народные предания относят наиболее раннее переселение ягнобцев в бассейн Варзоба примерно к началу XVIII в. Первоначальным местом их пребывания был кишлак Коктепе — один из самых верхних кишлаков в долине Варзоба, располагавшийся у Анзобского перевала. В дальнейшем постепенно происходили, с одной стороны, приток новых переселенцев из Ягноба, с другой — расселение более ранних групп по бассейну Варзоба [257, 40, 41].

Как отмечалось, в 1924 г. были учтены отдельные группы таджиков с узбекскими племенными наименованиями. И. П. Магидович связывал их происхождение с процессом слияния узбеков с таджиками [228, 231]. Отмечу еще один возможный путь возникновения таких групп. Во время полевых исследований было установлено, что в тех районах, где полукочевые узбеки составляли большинство населения, малочисленные группы таджиков при несении различных государственных повинностей, а также при участии в конноспортивной игре купкари включались в состав того узбекского племени (или его подразделения), среди которого они жили. В качестве примера можно привести таджиков Кабадианского бекства. Здесь в начале XX в. население было сосредоточено в двух оазисах — в долине Кафирнигана и в Бешкентской долине. В первом оазисе преобладали узбеки-дурмены, во втором — узбеки-джиланны. Когда устраивали купкари с приглашением любителей этой игры со всего бекства, то таджики Бешкента выступали на стороне джиланны, а таджики Кабадиана — на стороне дурменов. Если же таджикские джигиты участвовали в купкари вне своего бекства или же купкари происходило с участием узбеков соседних бекств (катаганов Кургантюбинского бекства, конгратов Бабатага), то они (таджики) выступали как дурмены, ибо политическое господство в Кабадиане длительное время (XVIII — первая половина XIX в.) принадлежало племенной верхушке дурменов. Кабадиан же, как отмечалось раньше, был юртом узбекского племени дурмен.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"