Кулоби

Таджики, расселившиеся почти сплошным массивом в горах и предгорьях бассейнов Яхсу и Кызылсу, безусловно, являются исконными жителями области Куляба. Это типичные горные таджики, которых общность культуры объединяет с каратегинцами, дарвазцами и припамирскими народностями*.

* {На общность культуры и единство происхождения припамирских народностей, таджиков Каратегина, Дарваза, Хисара и предположительно Куляба указывал в свое время Н. А. Кисляков [170, 314—319]. Почти полная неизученность в то время Хисара и Куляба в этнографическом отношении еще не позволяла говорить о существовании в этих областях двух этнографических групп таджиков}.

Говоры кулоби и каратегинцев составляют южную группу таджикских говоров [286, 161].

Значение термина кулоби ("кулябцы") в конце XIX — начале XX в. варьировалось в зависимости от того, какая группа населения его употребляла: для жителей собственно области Куляб, когда они находились за ее пределами, а также для потомков давних выходцев из Куляба, проживавших в сопредельных с этой областью местностях, он служил самоназванием [254, 10; 258, 69]. Этим же именем называло их и окружающее население. Вне пределов Восточной Бухары термин кулоби приобретал более широкое значение. Так, в Самаркандской области он нередко обозначал выходцев не только из Куляба, но и из Каратегина [370, 35], а в г. Бухаре — выходцев со всего Горного Таджикистана [327, 130].

Основные этнографические данные по истории расселения таджиков-кулоби были опубликованы в 1953 г. [276, 76—78]. По этим данным, таджики окрестностей г. Куляба, а также Муминабада, Дашти-Джума, Ховалинга, Сарихасора, Бальджуана и Кангурта в подавляющем большинстве считали себя исконными жителями этих мест.

Разумеется, имелись группы, ведшие свое происхождение из других районов. Так, среди ховалингских таджиков в 1949 г. А. К. Писарчик записала предания о выходе некоторых их групп из Дахбида и других мест [276, 77]. Вероятно, предание о происхождении части таджиков из Дахбида было записано среди потомков ишанов Ховалинга.

Как я уже отмечала выше, в южной и центральной частях Куляба в конце XIX — начале XX в. таджики встречались изредка и небольшими группами. А. А. Семенов в своих путевых очерках 1898 г., характеризуя обитателей долины р. Яхсу, писал, что в ее верхней части население однородно — здесь господствуют "иранский тип" и таджикская речь, а в средней и нижней — "смешение национальностей невообразимое": местные таджики, узбеки и туркмены различных племен, казахи*, афганцы, бадахшанские таджики, тюрки из Афганского Туркестана и, наконец, цыгане, индусы и евреи [303, 962, 963]. Эти разнообразные народности, каждая из которых была представлена в небольшом числе, по словам А. А. Семенова, были выходцами из Афганистана, которым бухарское правительство отвело место для поселения здесь, "на пространстве громадных, почти безлюдных пустырей" [303, 962, 963].

* {А. А. Семенов называет киргизов, однако, несомненно, имеются в виду казахи}.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"