Газымалеки

Согласно преданиям, долина Кафирнигана к югу от г. Хисара и горы Газымалек 150—200 лет назад были заселены узбеками-дурменами. Таджики пришли туда в последние полтора-два столетия из разных местностей, преимущественно из Кулябского и Бальджуанского бекств, а также из пограничных с Бальджуаном кишлаков Файзабада, в частности из Ёнахша. Старики помнят рассказы отцов и дедов о том, что земли они купили у узбеков.

Из кишлаков, расположенных на левом берегу Кафирнигана, наиболее старым считался Кухнабай (он находился вблизи устья р. Ханака). В 1964 г. уроженец этого кишлака, 80-летний Мурад-баба Файзуллаев, рассказывал мне, что его дед, умерший в возрасте 118 лет, будто бы сорокалетним мужчиной переселился в Кухнабай из Бальджуанского кишлака Даштак, отчего, по мнению информатора, за потомством его деда закрепилось название даштаки*. Дата смерти деда, к сожалению, у меня не записана, но, учитывая возраст самого Мурад-баба, можно предполагать, что переселение из Бальджуана произошло приблизительно в середине XIX в.

* {Выше уже говорилось, что термином даштаки жители горных районов Бальджуана обозначали население предгорных и равнинных местностей, в частности таджиков Кангурта и Дангары. Однако мой информатор, у которого связи с родиной деда утеряны, этого уже не знал}.

Когда дед информатора переселился в Кухнабай, таджикских кишлаков Латабанд, Джартепа и Чинарисухта еще не было. Капитан Лилпенталь, посетивший эти места в 1889 г., уже называет эти кишлаки (в первом было 30 дворов, во втором — 3 двора, в третьем число дворов не указано, но отмечено, что это селение небольшое), а также Кухнабови (12 дворов) и ряд других селений, протянувшихся по берегам Кафирнигана [195, 354].

По рассказам (1964 г.) стариков таджиков из кишлаков Ай-булак, Мингичар, Наубад, Киргач и Аличабулак, их деды и прадеды переселились в эти места 100—140 лет назад из Куляба и Бальджуана.

На недавнее переселение из Бальджуана и Куляба указывает, как отмечалось, и говор таджиков-газымалеки, который сохранил не только название кулобй, но и характерные особенности кулябских говоров [346, 77].

Довольно компактное расселение таджиков — носителей кулябских говоров в долине Кафирнигана и горах Газымалек среди инонационального окружения (узбеки племен дурмен и локай) со временем привело к образованию особой группы таджиков — газымалеки, у которой сложились свои (хотя и незначительные) особенности в быту и культуре: одни из них (заимствованные у соседей или привнесенные выходцами из других мест) в какой-то мере отличали их от земляков, оставшихся на родине; другие (еще сохранившиеся элементы культуры, свойственные прежней группе, например, женское гончарство) — от местных таджиков Хисарского бекства, в частности чагатаев.

На новых землях далеко не всегда и не всем удавалось прочно укрепиться, тем более по соседству со склонным к аламанам племенем локай. Приходилось неоднократно переселяться в поисках спокойных мест. Так, небольшая группа таджиков-газымалеки, по моим материалам, жила среди тюрков-мусабазари в кишлаке Гульхас на южном склоне Гиссарского хребта (в бассейне р. Обизаранг). Житель этого кишлака Джалил Уталов, 1926 г. рождения, рассказывал, что, по семейным преданиям, его прадед с отцовской стороны Нияз жил в Газымалеке, но из-за постоянных набегов локайцев вынужден был переселиться в кишлак Калаиджавр, расположенный в Верховьях Ханакадарьи. Но и там не было покоя от локайцев. Тогда он переселился в Гульхас, где его потомки образовали квартал Таджик-махалля. Жители этого квартала со временем стали двуязычными и считались уже одним из родов мусабазари под названием калаиджаври. Сын Нияза — Хал (дед информатора) родился уже в Гульхасе и умер в возрасте 95 лет. Информатор родился, когда деда уже не было в живых. Исходя из этого, можно заключить, что переселение Нияза из Газымалека произошло не позднее 30-х годов прошлого века.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"