Моголы

Моголы по своему самосознанию и по представлению окружающего населения были особой этнической группой, не относившейся ни к тюркам, ни к узбекам. Могол (мугул в произношении населения Южного Таджикистана, могал — жителей Самаркандской области) — буквально значит "монгол". Однако моголы Восточной Бухары и других областей Бухарского ханства, а также небольшие их группы, жившие в начале XX в. в различных районах Туркестанского края, подобно моголам, живущим ныне в Афганском Бадахшане в районе Аргу, расположенном между Файзабадом и Кишмом*  [387, 99—101], говорили на узбекском языке**. По культуре они были близки к тюркам и карлукам. Так, в частности, исконной формой их кочевого жилища был полусферический шалаш из гнутых ивовых жердей, крытый войлоком или камышовой циновкой, т. е. шалаш, названный мной переносным жилищем карлукского типа. Он остается единственным видом летнего жилища у моголов района Аргу [387, 100, 101]. Среди моголов Восточной Бухары в начале XX в. он бытовал лишь у бедняков, зажиточные же люди заимствовали у узбеков юрту — более совершенное и более дорогостоящее кочевое жилище.

* {Среди моголов других районов Афганистана Г. Ф. Шурманн отмечает группы, говорящие по-монгольски [387, 14]}.

** {Известный исследователь узбекского языка В. В. Решетов отнес говор моголов к числу джокающих говоров узбекского языка [290, 67]. Материалов по говору моголов южных районов Таджикистана у меня недостаточно, чтобы уверенно судить о его характере, но те немногие записи, которые сделаны мной в поле, свидетельствуют о другом — о близости говора моголов Южного Таджикистана к йокающим говорам карлуков и тюрков}.

О моголах, живших в большом числе в Хисаре, Хуттале и Бадахшане, пишет в своих мемуарах Бабур. В его время моголами называли тюркские племена Моголистана, выступавшие, по справедливому заключению В. П. Юдина, "как особый этнический коллектив" [373, 58], хотя в составе моголов в значительной степени были представлены те же племена, что и в составе тюрков Мавераннахра. Еще И. П. Магидович высказал предположение, что моголы, отмеченные в составе узбекской народности начала XX в., как и моголы Афганского Бадахшана, были потомками выходцев из Моголистана [228, 221, 222], которые во времена Тимуридов постоянно перекочевывали в Мавераннахр и далее на юг, на левобережье Амударьи вслед за своей феодально-племенной знатью, переходившей то к одному, то к другому из Тимуридов и их эмиров. Данные Кулябской этнографической экспедиции [276, 82, 83] и мои полевые исследования в Самаркандской области полностью подтверждают это. К такому же заключению пришел и Г. Ф. Шурманн о происхождении моголов района Аргу [387, 101].

До недавнего времени не занимались специальным исследованием средневековых моголов, игравших в XIV—XVII вв. важную роль в истории Средней и особенно Центральной Азии, поэтому их этническая и языковая принадлежность оставалась неясной. Хотя и были известны названия ряда племен, но никто не пытался по возможности полнее извлечь из нарративных источников того времени названия могольских племен. Эта работа весьма своевременно и с большой тщательностью была выполнена В. П. Юдиным [373, 52—65]. Не вызывает сомнения принадлежность моголов Моголистана по языку, а большинства их племен и по происхождению к тюркам*.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"