Барласы

Барласы были наиболее многочисленным и широко расселенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры.— Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. А. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю.А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178— 185]. Говоря о барласах XV в., А.Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].

Барласы поселились в долине Кашкадарьи в первой половине XIV в., и эта область стала их уделом [51, 33, 34]. Расселение их по другим местностям началось во времена Тимура, так как его соплеменники были надежной опорой завоевателя не только в начале его карьеры, но "верно служили ему до конца его жизни" [51, 41] и поэтому, несомненно, входили в состав чагатаев — основной военной силы его империи*. И. П.Магидович высказал мнение, с которым нельзя не согласиться, что барласы были вытеснены из своего удела кенегесами во время узбекского завоевания, т.е. в начале XVI в. [228, 200]. Несомненно, именно в то время часть барласов попала в Хисар и долину Сурхана.

* {Только один раз (в 1959 г.) я слышала название чагатай в приложении к барласам: жителей кишлака Барлас, расположенного в ущелье Тарагай (см. ниже), называли чагатай барласами}.

Однако и в предшествующий период они в большом числе жили в областях как правобережья, так и левобережья Амударьи. Известно весьма привилегированное положение барласских эмиров в государстве Тимурида Султана Хусейна [298, 204, 205; 62, 138]. Известно также, что много барласов ушло вместе с Бабуром в Индию [129, 232—236 и сл.; 30, 317]. В силу привилегированного положения в государстве Тимура и Тимуридов племя это, бесспорно, разрослось за счет иноплеменных включений. Однако к началу XX в. барласов было сравнительно немного. Отдельные группы барласов представляли собой остатки этого некогда многочисленного племени; основная же их часть растворилась среди оседлого населения Мавераннахра, Хорасана (включая современный Афганистан), Северо-Западной Индии (включая Пакистан) и Восточного Туркестана. В Бухарском ханстве часть барласов продолжала вести полукочевую жизнь и сохраняла свое племенное имя, а также традиции единства. Это выражалось в предпочтении внутриплеменных браков, помощи соплеменнику в выплате виры за кровь, а также в воспоминаниях о существовании своего рода пароля, произнося который барлас мог подтвердить свою принадлежность к племени.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"