<EM>* * *</EM>

Некоторое представление о распределении различных групп узбекского населения по бекствам дает приведенная выше таблица 4.

В Шерабадском бекстве жили в основном конграты (подавляющее большинство) и чагатаи. Из ранних племен здесь были представлены в небольшом числе только собственно тюрки.

В прошлом для характеристики этнического состава населения отдельных бекств (разумеется, только основных, наиболее многочисленных групп) бытовали традиционные формулы. Мне удалось записать такую формулу о двух бекствах — Байсунском и Денауском.

О населении Байсунского бекства обычно говорили, что оно состоит всего из 9 родов — 6 родов тартулы (подразделение конгратов) и 3 — чагатаев (алты уру тартулы, уч уру чагатай). Под тремя родами чагатаев разумели таджиков-чагатаев, таджиков и узбеков ходжа и узбеков-тагчи. Конграты составляли более половины узбекского населения Байсунского бекства, тагчи — 20,2%. Выше говорилось о наличии здесь и небольшого числа собственно тюрков.

О населении Денауского бекства было принято говорить, что оно состоит из 32 родов—16 родов карапчи и 16 — туркман-джузов (он алты уру карапчы, он алты уру туркман). Здесь жило небольшое число тюрков и ряд малочисленных групп узбеков.

В наиболее крупном Хисарском бекстве при самой высокой численности узбеков была самая высокая численность ранних племен — 20 814 человек, т. е. 40% всего узбекского сельского населения указанного бекства. Среди ранних племен здесь преобладали барласы, и только здесь были представлены мусабазари. На долю поздних племен приходилось 56,5% всего узбекского сельского населения этого бекства. Среди поздних племен самыми многочисленными были локайцы, а затем юзы (преимущественно подразделения марка и каратамгалы).

В Кабадианском бекстве жили узбеки чагатаи, ходжа и дурмены (последних большинство), считавшиеся наряду с таджиками исконными обитателями низовьев Кафирнигана, и относительно недавно здесь поселившиеся конграты. Представителей ранних племен узбеков в Кабадиане было немного*.

* {Н. Февралев, обследовавший правобережье Пянджа-Амударьи в 1892-1893 гг. отметил в Бешкентском оазисе ("по чар-Чашме") 800 дворов узбеков-дурменов, тюрков и конггратов [349, 426], однако в 1924 г. тюрки здесь не были отмечены. Во время посещения Бешкентского оазиса в 1966 г. мне также не приходилось слышать воспоминаний о пребывании здесь тюрков}.

Узбеки Кургантюбинского бекства были довольно однородны — здесь в основном находились катаганы. Однако местные жители различали две группы населения: катаганов, переселившихся с левобережных районов, и тасов, исконных насельников Вахшской долины. Иначе говоря, местное узбекское население считало тасов самостоятельным племенем, а не одним из родов катаганов. Это нашло отражение в материалах П. Гаевского [97, 23].

В Бальджуанском бекетве подавляющее большинство узбеков принадлежало к локайцам. Из ранних племен здесь жили собственно тюрки и карлуки, и в очень малом числе зарегистрированы чагатай.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"