Тангутско-китайская война 1069—1072 гг. и тангутско-китайские отношения 1073-1080 гг.

Когда тангутское посольство с известием о смерти Лян-цзо прибыло к сунскому двору, был возобновлен разговор о причинах убийства Ян Дина. Тангуты заявили, что Ян Дин был в тайном сговоре с тангутским двором, затем предал интересы государя Си Ся, за что и был убит. Сунский император Шэнь-цзун был вполне удовлетворен представленным ему объяснением. Убийцы Ян Дина были прощены, а покойный Ян Дин лишен всех чинов и имущества [См. СШ, гл. 486, стр. 3791.].

Инцидент с Ян Дином был замят еще и потому, что сунский двор хотел через это тангутское посольство, во главе которого стоял китаец, установить контакт с сильными тангутскими старшинами, посеять соперничество между ними, поссорить их с двором и правящим домом Лян и тем самым ослабить тангутское государство. Через посла был переправлен указ о пожаловании нескольким тангутским старшинам имен и фамилий, почетных титулов и о назначении им жалованья [См. там же.].

Некоторые из этих старшин, тяготившиеся властью дома Лян, действительно стали помогать Сун. Этот недружелюбный акт со стороны сунского двора ухудшил и без того натянутые взаимоотношения между Китаем и Си Ся. Обострились отношения между странами и в результате участившихся пограничных инцидентов.

В конце 1068 г. Бин-чан получил свидетельство на титул от государя Ляо [См. ЛШ, гл. 22, стр. 88.]. Весной 1069 г. прибыло посольство со свидетельством на титул от сунского двора. Задержка посольства из Китая произошла потому, что при дворе было много сторонников немедленного развязывания новой войны.

Малолетний государь и взаимная вражда старшин казались удобным случаем для исполнения заветных планов китайского двора — ликвидации тангутского государства. Однако верх одержали сторонники мирных отношений с Си Ся. К ним принадлежали и два наиболее влиятельных лица при дворе — Ван Ань- ши и Сыма Гуан. После этого китайский двор послал Бин-чану грамоту на титул и обещал не только по-прежнему соблюдать старый договор, посылать ежегодные выплаты, но и возвратить Суйчжоу [См. ССЦШБМ, гл. 23, стр. 26.]. Вопрос о Суйчжоу оказался в центре внимания тангутского и китайского дворов. Тангуты предлагали Китаю обменять Суйчжоу на две крепости — Аныоань и Саймынь.

Не дремали и сторонники войны с Си Ся. Когда сунский двор прислал указ о присвоении титулов некоторым тангутским старшинам, тангутский двор не принял указа. Прибывший из Си Ся посол Дуло Чжун сделал по этому поводу устное заявление китайскому императору, "обвинив его в желании восстановить подданных Си Ся против тангутского государя" [СШ, гл. 486, стр. 3791.].

Китайские власти понимали, что их намерения ясны всем, и тем более тангутскому двору. Но они не ожидали встретить такой твердый отпор. Решение было немедленно отменено — китайские титулы могли дорого обойтись некоторым прокитайски настроенным старшинам. И все же последствия этого акта китайского двора не замедлили сказаться — тангуты официально заявили об отказе от китайского церемониала при переписке и приеме послов [Там же.].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"