Тангуто-китайская война 1040-1044 гг.

После вступления Юань-хао на престол тангуты начали совершать мелкие нападения на китайскую границу. Молодой тангутский государь решил испытать силу своего оружия и проверить одновременно боевую готовность китайских пограничных крепостей.

В юные годы Юань-хао любил ездить по пограничным рынкам, прислушиваться к разговорам. Он интересовался китайскими пограничными управлениями, знакомился с устройством китайских крепостей, военной техникой, жизнью солдат. Став государем, он постоянно засылал шпионов на пограничные рынки, и тангутский двор был хорошо осведомлен обо всем, что происходит в Китае. Это вызвало беспокойство китайских пограничных чиновников. В начале 1034 г. один из них, Хань И, отправился ко двору с просьбой издать указ, разрешающий тангутам прибывать только в отведенные им подворья [СШ, гл. 315, стр. 2683.].

В 1034—1035 гг. между Си Ся и Сун произошло несколько пограничных инцидентов. Со второй половины 1035 г. тангуты, занятые войной с тибетцами и уйгурами, а также реформами внутри страны, не тревожили китайских границ.

В начале 1038 г., готовясь к принятию императорского титула и понимая, что это неминуемо приведет к войне, Юань-хао решил разведать состояние боевой готовности китайских войск в пограничных областях. С этой целью он снарядил большое посольство с дарами в знаменитые буддийские храмы в горах Утайшань. Сунские власти согласились пропустить тангутское посольство, разрешили ему пользоваться в дороге подворьями и выделили для сопровождения тангутов специального чиновника [СШ, гл. 485, стр. 3786; ЧБ, гл. 121, стр. 1а; ССЦ, гл. 6, стр. 17а.].

Как только посольство возвратилось, Юань-хао собрал совет племенных старшин. Каждый из собравшихся надрезал себе руку, смешал кровь с вином и выпил эту смесь из чаш, сделанных из черепов. Совет принял тайное решение о том, что тангутские войска нападут на китайскую границу в трех направлениях на участке между городами Фучжоу и Яньчжоу (Яньань) [СШ, гл. 485, стр. 3786; ЧБ, гл. 122, стр. 86; ССЦ, гл. 6, стр. 18а.], т. е. на том участке, который в случае успеха открывал наиболее удобный путь к Центральной китайской равнине. Старшины, высказавшиеся против нападения на Китай, были тут же убиты. Удалось бежать в Яньчжоу лишь дяде Юань-хао по отцу Шаньюю, активному стороннику продолжения политики Дэ-мина. Местные китайские власти, не желая нарушать тангутско-китайский договор 1006 г., обратились с запросом ко двору, как им поступить, и двор приказал выдать Шаньюя. Шаныой, члены его семьи и его сподвижники, закованные в кандалы, были переданы тангутскому конвою. Юань-хао еще раз собрал старшин и публично казнил своего дядю вместе со всеми его родственниками. Таким образом, он продемонстрировал силу своей деспотической власти. А колебавшиеся старшины поняли, что отныне им небезопасно искать убежище в Китае [См. ССШШ, гл. 12, стр. 15а—16б.].

Начиная с 1039 г. мирные отношения Си Ся с Китаем были прерваны. Обе стороны активно готовились к войне. Сунское правительство начало спешную концентрацию войск на своих северо-западных границах. Чтобы предотвратить могущие возникнуть у киданей подозрения, будто китайские войска предназначены для нападения на Ляо, сунский двор послал к ним посольство с известием "о мятеже Юань-хао" (т.е. о принятии им императорского титула) [ССЦ, гл. 7, стр. 6а.].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"