О наименовании "тангут"

Время появления этнонима "тангут" и его происхождение остаются неясными. Первое известное нам употребление этого этнонима в форме "тан-ут" встречается в орхонских надписях и относится к самому началу VIII в. [См. С. Е. Малов, Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии, М.—JL, 1959, стр. 16, 20; П. М. Мелиоранский, Памятник в честь Кюль-тегина, СПб., 1899, стр. 140.]. Зафиксированное в согдийских документах упоминание народа tanywt также, по-видимому, относится к тангутам [См. J. R. Hamilton, Les ouighours a I'epoque des cinq dynasties d'apres les documents chinoise, Paris, 1955, p. 50.]. Этот же этноним в форме Ttagutta встречается в хотанских текстах [H. W. Bailey, Ttagutta,— BSOS, vol. X, 1941, pt 3, pp. 599—605.].

Большинство исследователей считают, что слово "тангут" произошло от китайского названия этого народа "дансян", где "дан" перешло в "тан", а "ут" является суффиксом множествен-ного числа в монгольском языке [См. H. А. Невский, Тангутская филология. Исследование и словарь, кн. 1, М., 1960, стр. 74; В. П. Васильев, История и древности Восточной части Средней Азии от X до XIII в., СПб., 1856, стр. 86; Ц. Дамдинсурэн, Исторические корни Гэсэриады, М„ 1957, стр. 210; P. Poucha, Mongolische Miszelen, — CAJ, vol. I, № 4, p. 285.].

Окадзаки Сэйро свидетельствует, что, по мнению японского ученого Тэрамото Онга, китайское наименование тангутов — дансян произошло от тибетского словосочетания (тханг скуд), что значит "орошать степь", поскольку дансяны проживали в местности Тхангскуд. Название этой территории и было перенесено на наименование племени. Другой японский исследователь, Аоки Бункё, сопоставлял китайское "дансян" с тибетским "тханг ргод" — "дикая степь" [См. Окадзаки Сэйро, Тодай ни окэру токо но хаттэн, стр. 131.].

Каково бы ни было происхождение этого имени, китайское "дансян" не является самоназванием тангутов Си Ся. В настоящее время точно установлено, что тангуты сами себя называли "ми" [A. I. Ivanov, Си Ся го шу шо — "Го сюе цзикань", т. 1, вып. 1, стр. 677; Н. А. Невский, Тангутская филология..., стр. 39—40, 75.]. Тибетское наименование тангутов "миняг" близко отражало подлинное самоназвание этого народа, так как в тангутских текстах наряду с самоназванием тангутов "ми" распространен и вариант "минья" [Н. А. Невский, Тангутская'филология..., кн. 1, стр. 39—40, 75.].

Китайское "дансян", видимо, было связано с наименованием определенной части племен тибето-бирманской языковой группы. В тибетских легендах, касающихся племен тибето-китайского пограничного района, упоминается группа "дон" (l’don, ‘don, sdon), которая рассматривается как племенное объединение, этнически отличное от собственно тибетцев Центрального Тибета — "бод", и основное ядро которой локализируется в верховьях Хуанхэ. Р. Штейн, исследовавший древнетибетские легенды о племенах тибето-китайской границы, пришел к следующему выводу: "То, что этническое наименование l’don, могло охватывать аборигенные племена (тибето-бирманские по языку) китайско-тибетской границы, подтверждается целой серией фактов". Связь тангутов (дансянов, миняг) с дон несомненна. Миняг, отмечает Р. Штейн, "эпитет которых l’don", заселяют большую территорию от Синина на севере до Дацзянлу на юге. И далее: "Миняг, которые также связаны с l’don, были одним из племен Си Ся" [R. A. Stein, Les tribus ancietines des Marches sino-tibetaines, Paris, 1959, pp. 32, 40, 48.].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"