Тангутско-уйгурские войны

Как отмечалось выше, в период правления Дэ-мина тангуты активные войны вели только на западе, против тибетцев и уйгуров. Стремления тангутов присоединить лежащие к западу от их владений земли Алашаня подкреплялись тем, что часть их была заселена дансянскими племенами еще в IX—X вв. [См. R. A. Stein, Mi-nag et Si-Hia, Geographie historique et legendes ancentrales, — BEFEO, t. XLIX, 1947—1950 (1951), p. 231.]. Важной причиной тангуто-уйгурских войн была давнишняя вражда уйгуров и тибетцев с тангутами и то, что именно в войне на западе погиб отец Дэ-мина Цзи-цянь.

Дэ-мин, воспитанный на родовых традициях, с самого начала был полон решимости отомстить за гибель отца. Уже в 1007 г. он разрабатывал план нападения на тибетцев и уйгуров. Когда об этом узнал китайский двор, он срочно послал гонца предупредить Сыдоду, тибетского правителя Силина, и рекомендовал ему заключить военный союз с уйгурами против тангутов [См. СШ, гл. 492, стр. 3837]. Это заставило тангутов отложить намеченный поход, но не отказаться от него. В начале 1008 г. Дэ-мин отдал приказ Чжан Пу напасть на уйгуров [См. ССЦ, гл. 5, стр. la—16.], но начавшаяся засуха на этот раз снова отсрочила выступление тангутской армии [См. там же; СШ, гл. 485, стр. 3785.].

В конце 1008 г. большая тангутская армия под командованием Ваньцзы наконец выступила в поход против уйгуров. Объединенные силы тибетско-уйгурской армии были наготове. Уйгурский хан Шижо сразу не вступил в сражение. Уйгуры устроили засаду и заманили в нее тангутскую армию. Тангуты потерпели поражение. Почти вся их армия была уничтожена. Пленных уйгуры угнали в степь. Удалось спастись лишь Ваньцзы. Боясь гнева Дэ-мина, он бежал в китайскую крепость Чжэньжунцзюнь и покорился Сун. Узнав о разгроме тангутской армии уйгурами, китайский император заметил: "Уйгуры некогда убили Цзи-цяня и благодаря этому навеки стали [кровными] врагами [тангутов]. Прибыли послы из Ганьчжоу. Они также доносят о нападениях и притеснениях со стороны Дэ-мина. Думаю, что, видя это, весьма не трудно сделать вывод о мощи его армии. Дэ-мин — нелегкий враг!" [См. СШ, гл. 490, стр. 3822.].

И действительно, китайский император не ошибся, расценив постоянные нападения тангутов на уйгуров как свидетельство мощи их армии. Дело в том, что тангуты в конечном счете побе-дили своих врагов, несмотря на неоднократные поражения.

В четвертом месяце (27 апреля — 28 мая) 1009 г. тангутские войска снова напали на уйгуров; на этот раз они решили ударить по центру уйгурского могущества на востоке — городу Ганьчжоу. 20-тысячная тангутская армия под командованием Чжан Пу подошла к стенам города. Но и на этот раз тангуты, потерпели поражение. Ганьчжоуский хан Елогэ ночью совершил удачную вылазку и разгромил тангутскую армию [См. там же; ССЦ, гл. 5, стр. 3а.]. Дэ-мин проявил большое упорство в борьбе с уйгурами и тибетцами.

В том же 1009 году тангуты просили сунский двор разрешить им закупить в Китае луки и стрелы, но получили отказ [См. ЧБ, гл. 72, стр. 19а; ССЦ, гл. 5, стр. 3б.]. Оружие нужно было тангутам для продолжения войны с уйгурами. В конце 1009 г. Дэ-мин снова рассчитывал отправить войска на Ганьчжоу, но поход был отменен, так как днем были видны звезды, а это считалось плохой приметой [См. СШ, гл. 485, стр. 3785.].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"