Сообщение Ибн-Фодлана [15:] о посольстве от багдадского халифа в Булгарию в 922 году, приведенное в "Географическом словаре" Якута Ибн-Абдаллах Эль-Хамави [16]

До нашего прибытия в хутбе (проповеди) поминали царя таким образом: "Господи, дай благоденствие царю и владавцу, царю Булгара!" [29]. Я ему заметил, что только бог есть царь, и что никому не позволительно величать себя так перед богом, особенно с кафедры. "Сам твой верховный начальник, халиф, повелитель правоверных, сказал я ему, велел, чтобы на всех кафедрах Востока и Запада (Азии и Африки) поминали его не иначе, как: "Господи, дай благоденствие рабу твоему и наместнику Джафару, могучему в боге (Муктедир-биллах), повелителю правоверных". — Царь спросил: "Как же надо говорить?" — Я отвечал: "Надо, чтобы поминали тебя по имени и отчеству". — На это он возразил: "Мой отец был недоверок и я тоже; не хочу, чтобы меня поминали по имени, когда тот, кто дал его мне, был неверный. Как зовут верховного начальника моего, повелителя правоверных?" — "Джафаром", — отвечал я. — "А можно ли мне называться его именем?", — спросил опять царь. — "Можно". — "Так я принимаю на себя имя Джафара, — произнес царь, — а отец мой будет отсель называться Абдаллахом (рабом божиим)". И он объявил об этом хатибу (проповеднику). С тех пор в хутбе стали поминать уже таким образом: "Господи, дай благоденствие рабу твоему Джафару, сыну Абдаллахову, эмиру (повелителю) Булгара и клиенту [30] повелителя правоверных".

В столице этого царя видел я такое множество удивительных вещей, что и перечесть невозможно. В самую первую ночь, которую мы провели в этом городе, приметил я, незадолго до заката солнца, что горизонт ужасно красен... [Далее следует описание атмосферных явлений — зари облачной, зарницы или северного сияния, причем автору казалось, что в нёбе происходит бой между отрядами конницы]. Когда мы потом спросили царя, что значило это явление, он отвечал. "Деды мои говаривали, что это духи верующие и неверующие, которые сражаются между собою каждый вечер; и что они делают это с тех пор, как существуют".

Желая потолковать с царским портным, который был из багдадских уроженцев [31], я вошел с ним в свою палатку. Мы побеседовали не более получаса, в ожидании вечернего призыва на молитву, и, услышав пение муэззина на минарете [32], вышли из палатки.

Вот вместо вечера на востоке видна уже заря!.. Муэззин рассказал мне..., что ночь так коротка, что если поставить котел на огонь во время первой вечерней молитвы, в нем ничего еще не успеет свариться, как уже надо звать на утреннюю...

Царь рассказывал мне, что за его землею, в расстоянии трех месяцев пути... есть народ, называемый вису (весь) [33], у которого ночь короче часу... Туземцы рассказывали мне, что зимою ночь бывает так же долга, как летний день, а день короток, как летняя ночь, "до того, что если кому из нас, — говорили они, — случится на рассвете идти к реке, называемой Итилем (Волгою), которая отстоит от нас менее, чем на парасангу (четыре версты) [34], прежде чем он дойдет, все небо уже покроется звездами". В собачьем лае булгары видят хорошее предзнаменование, и по лаю заключают о том, плодороден, счастлив и мирен ли будет год. Змей видел я множество, что часто на дереве около одной ветви их обовьется штук до десяти и более. Их не убивают, да и сами они никому вреда не делают. Есть у них один род яблок [35J зеленых и ужасно кислых, которые едят только девушки и оттого толстеют. Но ничего нет в Булгарии более, как ореховых деревьев; я видел их целые леса, парасанг в сорок. Видел я также там дерево, которое не знаю как назвать [36] (береза): оно вышины необыкновенной, ствол имеет безлиственный, а вершину, как у пальмы, и листья мелкие, не густые. Дерево это прокалывают в известном месте на стволе, и вытекающую из отверстия жидкость, которая приятнее меду, собирают в сосуд. Этот напиток так же пьян, как вино, если употреблять его в большом количестве.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"