Сообщение Ибн-Фодлана [15:] о посольстве от багдадского халифа в Булгарию в 922 году, приведенное в "Географическом словаре" Якута Ибн-Абдаллах Эль-Хамави [16]

Царь булгар со своими подданными принял ислам при правлении Муктадир-билляха и отправил при этом в Багдад послов просить халифа прислать для сведения кого-нибудь, кто научил бы их вере и религиозным обрядам. Насколько они искренне склонились к принятию ислама, я [Якут Иби-Абдаллах] однако узнать не мог. Между тем я прочел одно небольшое сочинение, в котором автор Ахмед-ибн-Фодлан-ибн-эль-Аббас-осн Асед-ибн-Хаммад, клиент Мухаммеда ибн-Сулеймана, посол Муктадира к царю сакалиб [17], передает и так описывает ниже все то, что он пережил от выезда своего из Багдада до возвращения.

Было получено письмо Хасана царя сакалиб к эмиру правоверных (халифу) Муктадиру-билляху [18] с просьбой прислать ему людей для наставления его в вере и обучения святым обрядам ислама, для постройки мечети и для сооружения минбера (кафедры), с которого он мог бы призывать для поклонения богу народ со всей страны с земель своего царства. Вместе с (тем он просил и относительно сведующих людей, которые могли бы поставить ему крепость, в которой он защитил бы себя от нападения враждебных князей. Скфиром (послом для переговоров) к нему был Нозейет-эль-Хазми. Но я был назначен при этом для чтения ему (царю) письма и для передачи подарков, которые преподносили ему дефиры для законоведов и учителей. Посланником со стороны султана был Саусен-эль-Ресси, клиент Нозера-эль-Хазми.

Затем мы отправились из священного города (Багдада) одиннадцатого сафара [19] триста девятого года (4 июня 921 г.) на Хорезм [20], на страну сакалиб.

Мы из Джурджании [21] выехали в понедельник второго зилькаада 309 года (4 марта 922 г.) и остановились в рабате [22] Земджан; дальше уже живут турки. Двинувшись оттуда, мы приехали в селение Хабаб, потом вступили в степи турок. На 15-й день езды дошли до горы (Чинг, спуск Усть-урта), спустившись с этой горы, мы приехали к племени гузов [23]. Все они живут в кибитках из кошмы, не исповедуют никакой религии, не верят в бога, а когда обращаются к богу с молитвою, произносят: "О боже, сделай нам то-то и то-то". Все дела разрешают, совещаясь; очень уважают стариков и не отступают от их слов. Эти гузы говорят: "един бог". Женщины их не употребляют покрывала, прелюбодеяние наказывается очень строго.

Начальник этого (гузского племени) называется кудеркин, он является наместником турецкого царя. Из их царей мы видим одного по имени Кучук Инал, который раньше принял было ислам и потом отступил от него, снова вернувшись в язычество... В нашем караване имелось до 3 тыс. лошадей и до 5 тыс. человек.

У этих гузов погребальные обряды таковы: когда богатый человек захворает, семейство его к нему не подходит, для него разбивают особый шатер, где он лежит пока не умрет или не выздоровеет. Заболевшего раба или бедного человека просто бросают в степи и откочевывают... Царь гузов называется ябгу, а его наместник — кудеркин, оба названия нарицательные.

Кроме того, у них есть особый начальник войска; он называется Атрек ибн-эль-Катаган; его отец, являющийся зятем булгарского царя, тоже жив. При нем есть тархан [24] Енал.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"