Из Нового летописца

О убиении в Колуге царю касимовскому и убиение вора Колусково. В то же время бывшу вору в Колуге, у нево ж бывшу в Колуге царю касимовскому Урмаметю с сыном, да князь Петру Урусову; тово ж сын царя Урмаметя сказа вору, что отец ево над ним умышляет и хочет убити. Той же вор того ради умысли над царем сице и пойде на поле гулять и посла по царя, чтоб ехал с ним. Царь же внезапу поеде с ним, только взял с собою дву человек, и заехаша за Оку реку, и начаша ездити с собаками, а царю велел ездити с собою, и начаша отъезжати от людей, только взяша с собою Михаила Бутурлина да Игнатика Михнева, и отъехаша от людей подале, и того царя и людей с ним убиша, и вкинуша в Оку, а сам выскоча к людем и возопи, что царь меня хотел убити, и побежа к Москве, и посла за ним гоняти. После ж тово, уведа князь Петр Урусов, чтоб убил тот вор царя, и нача над ним умышляти, как бы ево также убити. Внезапу ж тот вор поеде на поле гулять не с великими людьми. Той же князь Петр Урусов, уведав, что он поехал, пойде за ним и съеха ево от Колуги с версту и туго ему отсече голову; и кои с ним тут быша, иных побита, а иные утекоша в Колугу. Князь Петр же побежа и отъехав в Крым. В Колуге ж уведаша то, что князь Петр Урусов убил вора, взволновашаяся градом всем и татар побиша всех, кои в Колуге были. Ево ж, вора, взяша и погребоша честно в соборной церкве у Троицы, а Сердомиреково дочь Маринка, которая была у вора, родила сына Ивашка. Колужские ж люди все тому обрадовашесь и называху ево царевичем и крестиша ево честно.

О крестном целовании вору и убиение Богдана Бельсково. Во граде ж в Казани слышаху, что литовские люди в Москву вошли, и не похотеша быти под Литвою, и начаша крест целовати тому убьенному колужскому вору, а тово не ведаху, что он убит. Воевода ж Богдан Яковлевич Вельской нача им говорити и крепити, чтоб вору креста не целовати, а целовати б крест, хто будет государь на Московском государстве. Дьяк же Никонор Шульгин, умысля с теми ворами, повеле Богдана убити. Они ж Богдана поймав, и взведоша его на башню, и скинуща, з башни, и убиша до смерти. В третий ж день прииде ис Колуги Олешка Тоузаков с вестию и сказа, что вор убит, а землею прислали, чтоб быти в соединение и стояти бы всем за Московское государство. Те же казанские люди убойцы раскаяшеся, что они целовали крест вору и неповинно убили окольничево [13].

О посылке и о совете в Казань. Посла же в Казань Ивана Биркина, да с ним властей о совете и о помочи Московского государства. В то же время бывшу в Казани дияку Никонору Шульгину, и мысляше себе не благ совет: тому радовашеся, что Москва за Литвою. Ему ж хотящу в Казани властвовати, тому же Ивану Биркину с ним же советующу не на благое то дело, но на злое, те же власти приехаша в Нижней и возвестиша их недоброй совет. Князь Дмитрей же и Кузьма и все ратные люди возложиша упование на бога и, помянув иерусалимское пленение, како по разорении иерусалимском собрашася последние люди греченя и придоша под Ерусалим, и Ерусалим очистиша, тако же и Московского государства последние люди собрашася, и поидоша против таких безбожных латын и против своих изменников.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"