Из грамоты патриарха Гермогена митрополиту казанскому Ефрему, 22 декабря 1606 г. [1]

Били, сыну, челом государю дарю и великому князю Василию Ивановичу всеа Русии и нам Свияжского города дворяне [2|, и дети боярьские [3], и голова стрелецкая [4], и сотники, и пятидесятники, и десятники, и рядовые стрельцы, и земские торговые и чорные люди [5] что пришли к ним в Свияжской, воры и богоотступники, которые прельстилися и государево царево и великого князя Василья Ивановича всеа Русии крестное целование преступили, а целовали де и они крест по записи царевичу Дмитрею Углецкому; и ты де, сыну, велел их отцем духовным запрещати и приношения к церквам божиим у них имати не велел зато, что они государево царево и великого князя Василия Ивановича всеа Русии крестное целованье преступили; и после, сыну, того де Свияжского города дворяне, и дети боярские, и всякие люди, узнав то, что они, омрачившеся прелестию, государево царево и великого князя Василья Ивановича: всеа Русии крестное целование преступили, били челом государю царю и великому князю Василию Ивановичу всеа Русии и нам, чтобы государь, царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии их пожаловал, вины их им отдал; а нам бы их в том соборне простити и разрешит. И великий государь царь и великий Князь Василей Иванович всеа Русии, по своему царъскому милосердому обычею и по нашему прошению, их пожаловал, вины их им отдал; да и мы, полагался на судьбы, паче же и на щедрота божия, их також соборне простили и разрешили. Тебе же со всем освященным собором, яко доблественнаго пастыря, вси вкупе благословляем, паче же и похваляем за усердие твое, что не попущаешь словесному стаду паствы твоея путем погибели итти и желаеши их избавити от губительнаго волки и от зверохицнаго яда его: достойно убо дело твоея паствы сотворил еси, что священником Свияжского города у прельстившихся людий приношения к церкви божией приимати не велел, понеже сами от милости божия уклонилися и верят прелести вражией; ты же, яко добрый пастырь, последуя владыки нашего стопам, возводиши их от грех их ко спасению. Мы же со всем освященным собором [6] благословляем тя и впред имети попечение о пастве своей и наставляти б тебе люди божия на путь спасения, чтобы в пагубу не уклонялися; да и священником, наказывай, чтобы жили по заповедей божиим и детей бы своих духовных поучали и наказывали, чтоб жили в чистоте и во страхе божии и от грех покаянием очищалися и прелести вражии не верили; а свеяжен бы еси, сыну, дворян и детей боярских и всяких людей простил, и разрешил, и. приношение у них к церквам божиим приимати велел по прежнему; да и в Казани б еси оберегал от тое шуты накрепко, чтобы люди божии не погибали душею и телом, да смотрил бы еси и над попы накрепко, чтобы в них воровства не было; а больши всех смотри над Софейским, да над Покровским, да над Ирининским; только они не переменят своих обычаев, и им в попех не быти.

"Акты археографической экспедиции Академии наук", т. II, стр. 138—139.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"