Записка студента-кандидата Казанского университета Маркелла Никольского об издании газеты на татарском языке, 3 февраля 1834 г. [19]

Его превосходительству господину попечителю Казанского учебного округа М. Н. Мусину-Пушкину записка об издании газеты на татарском языке, под названием "Бяхруль-ахбар" — "Море новостей", составленная студентом-кандидатом императорского Казанского университета Маркеллом Никольским, 1834 года февраля 3-го дня.

Ваше превосходительство. По мудрому вашего превосходительства распоряжению, после окончания моего курса восточной словесности в здешнем университете, будучи оставлен еще на два года для совершеннейшего изучения восточных языков, как теоретически, так и практически, я, имея более прежнего времени, посвятил себя единственно любимым моим занятиям — изучению Востока. Разбирая восточных авторов, в особенности поэтов, я изучал характер и дух азиатцев и мне становились разгадочнее тайны дивной истории Востока. Чтобы еще более ознакомиться с нравами, обычаями, повсриями, народностью, словесностью, историею народов восточных, я, как житель Казани, обратил мои наблюдения на татар.

...Татары, составляя довольно значительную часть народонаселения нашего отечества, могли бы быть полезнейшими гражданами, нежели каковы они в настоящее время. Татары от природы имеют ум живой, изворотливый, тонкий, проницательный, что особенно заметно в их коммерческих оборотах. Но и здесь они, не имея средств знать надлежащим образом ни цен на товары в разных местах, ни того, где какие товары потребны, ни путей сообщения и т. п., словом, всего хода торговли, тогда как они могли бы составить лучшую часть нашего купечества, оказать важные услуги нашей торговле, особенно в сношениях с народами азиатскими, ибо татары имеют какую-то природную способность к торговле.

И уже не буду говорить о мануфактурных занятиях татар, которые тоже довольно значительны, несмотря на то, что они решительно не имеют никаких средств к улучшению и, давши им хотя малое пособие, при их сметливости, смышленности, склонности к новому и предприимчивости, от них бы можно было ожидать многого. Равно также я умолчу и о том, что татары, по их незнанию арабского языка и при бессмысленных наставлениях их мулл, не понимают своего закона. Все религиозные их сведения заключаются в знании одних только форм, между тем как правила нравственности, что всего важнее, им надлежаще не внушаются, почему нравственность их заметно портится.

Отношения татар к русским не совсем добрые и естественно: разность религии, образа мыслей, образа воспитания и т. п., наконец, их грубое невежество заставляет их видеть в нас не друзей своих, не братьев равных им, а господ — деспотов.

...Обращаясь довольно долго с татарами, я заметил в них в высшей степени общее всем азиатским народам свойство — жадность к новости. При встрече с татарином, его первый вопрос: "что нового" (чехабер). Это свойство не показывает ли пустоту души, алчущей познания. Это подтверждается и тем, что из них по меньшей мере седьмой грамотен. Основываясь особенно на сем-то свойстве, я полагаю самым легким, удобнейшим и вернейшим средством к улучшению и упрочнению состояния татар — издание газеты на татарском языке. Вот моя программа:

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"