Из книги К. Фукса "Казанские татары"

...При каждой мечети полагается училище, состоящее под особенным надзором ахуна; мулла мечети здесь учитель, ежедневно занимающийся обучением всем этим [религиозным] предметам. В здешних двух татарских слободах [г. Казань] находится 8 мечетей, и при них только 4 училища, в коих однакож много учеников [20].

...Дом для училища покупается каким-нибудь богатым татарином; отопление и потребные починки его берет на себя, из угождения богу, другой татарин на один год или более. Внутри такого дома находится, кроме малых сеней, одна большая комната, в которой, как в театре для сцены, пол возвышен на несколько ступеней. На этом возвышении располагаются так, что учителю, его помощнику и ученикам достается место каждому шага в полтора для подушки, ящика, посуды, книг и письменного прибора. Помощник учителя и ученики в одной и той же комнате учатся и ведут свое хозяйство; даже ежели бы кто из них сделался болен, то должен в самом училище лежать на своей подушке до окончания болезни. Учитель в таком случае заступает для больного место врача и лечит его простыми средствами. Подушки учителей отделяются от ученических занавескою из пестрой материи. Над местом, учителем занимаемым, на прибитых к стене полках кладутся нужные для учения книги. Тут же часто можно видеть и чеботарной прибор: учитель учит и чинит сапоги как себе, так и ученикам своим.

Дети поступают в училище на 7-м или 8-м году своего возраста; курс учения их продолжается по меньшей мере 5 лет. Те же, кои посвящают себя наукам, т. е. желают со временем сделаться священнослужителями или учителями, остаются в школе гораздо долее.

Учение начинается азбукою, после которой читают книгу Гавтиак, содержащую в себе извлечения из алкорана, отчасти сокращенно, отчасти же целыми сурами (так называются главы в коране). Потом читают татарские книги, печатанные здесь в Казани: Пиргули, Субатулгазин, Фаузул-назат, Стуани, в коих заключаются изъяснения на коран в стихах или прозе, и, наконец, книгу Мухамед-Ефенди, содержащую в себе наставления в торговле... а иногда и грамматику (наху) арабского языка. Кроме чтения и оснований магометанской религии здесь учатся и арабскому языку столько, сколько то нужно для поверхностного разумения алкорана; также персидскому и бухарскому. Языкам этим, они учатся, как для облегчения сношений по торговле, так и для того, чтобы уметь читать турецкие книги, в коих весьма часто встречаются арабские и персидские слова, и писать высоким слогом, который состоит единственно в примешивании без разбора к татарским словам арабских, персидских и турецких. Но тут не учат языку татарскому по правилам грамматики; татарин, говорят они, языку своему должен выучиться от матери, а потому и не нужно платить за то деньги в училище. На вопрос мой, почему в школах их не обучают по-русски, я получил в ответ, что такой ученик, по их мнению, сделался бы негодяем и не имел бы места в их обществе. Учитель (по-арабски стотт, по-татарски же халфа) вместе и мулла мечети, не живет в самом училище, но имеет у себя помощников, выбираемых им из старших учеников, кои и должны для надзирания жить в самом училище. Он не получает какого-либо определенного дохода, но довольствуется подарками от учеников, ему приносимыми. Такие подарки состоят из муки, меду, чаю, медной монеты, в малом однакож количестве, а иногда, к большому какому празднику, ему дарят халат. Дети здешнего купца Суюрова каждую пятницу приносят учителю своему в подарок 8 караваев хлеба. Здесь, как и везде, чем учитель взыскательнее и строже, тем более получает подарков от учеников своих, но и со всем тем его доходы не простираются более 100 рублей в год... Учение начинается поутру, с рассветом. В это время ахун наставляет учеников в религии. По четвергам повторяют пройденное в, целую неделю; кто нехорошо отвечает, того секут или сажают в подполье. Учители надзирают вместе и за опрятностью учеников своих, и за исправлением их обязанностей; неисправные в том или другом, равно как и те, кои не молятся богу днем по пяти; раз в самом училище, подвергаются таковому же наказанию. Времени для отдохновения учащимся нет; только в четверток учение прекращается с половины дня и начинается опять поутру в субботу...

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"