Прошение дворового служителя Степана Кольчугина о награждении за "обращение в христианскую веру" чувашей 1 ноября 1832 г.

Всепресветлейший державнейший, великий государь император Николай Павлович, самодержец всероссийский, государь всемилостивейший.

Просит двора его императорского величества камер-юнкера Владимира Петровича Давыдова дворовый служитель его Степан Данилов сын Кольчугин, а о чем, тому следуют пункты:

1. При жизни покойного господина моего генерал-поручика и действительного каммергера гр. Владимира Григорьевича Орлова находился в вотчине его, состоящей Симбирской губ., Самарского у., при Усольской конторе конторщиком и кассиром; в вотчине сей в числе крепостных его сиятельства крестьян состояло некрещеных чуваш три деревни, в коих обоего пола по наличности было 2 510 душ. Из них старанием моим с товарищи, бывшим управителем самарским 3-й гильдии купцом Никитой Ляховым и крепостным господина моего, человеком Василием Ирбаевым обращено от идолопоклонства в христианскую веру в прошлых 1829 и 1830 гг. — две деревни Тайдаково и Севрюкаево, в них обоего пола и разного возраста по наличности было 1600 душ, за каковой подвиг награждены мы по представлению Святейшего синода: купец Ляхов золотою медалью на Владимирской ленте, а я, Кольчугин и товарищ мой Ирбаев, так как крепостные — серебряными медалями на аннинской ленте.

2. Таковое монаршее благоволение возбудило во мне и товарищах моих вящую ревность привесть в христианскую веру и достальных чуваш в вотчине господина моего, в селе Покровском и деревне Преполовенской находящихся; труды наши с помощью божиею, в полной мере совершились: некрещеные чуваши села Покровского и деревни Преполовенской, быв приведены нами к истине христианской религии и учению церкви христовой, в марте месяце 1831 г., послав прошение в Казань к архиепископу Филарету с прописанием внушения им о истине христианской веры мною и прописанных товарищей Ляхова и Ирбаева, просили просветить их святым крещением, которое в присутствии его преосвященного Филарета с прочим духовенством и совершено было над ними 25 мая 1831 г.; просвещенных в сие время святым крещением обоего пола по наличности оказалось 910 душ, а о том, как известно мне, от преосвященного архиепископа Филарета донесено Святейшему синоду от 1-го числа июня того 1831 г. из Симбирска. Но за таковой христианский подвиг мой с товарищи, сопровожденный нами с пожертвованием даже своей собственности, доныне не имею я никакого вознаграждения, как между тем сослуживец мой Ирбаев с семейством отпущен после кончины гр. Орлова уже наследниками его за таковые христианские подвиги на волю.

3. Ныне же известился я, что преосвященный казанский архиепископ Филарет товарищу моему, помянутому Ирбаеву, снова ходатайствует у Святейшаго правительствующаго синода и для немалого его семейства о награждении или золотой медалью на аннинской ленте, или, по недостаточному состоянию его, денежным пособием; обо мне же таковое ходатайство его преосвященного осталось в забвении, вероятно потому только, что ныне выбыл я из того имения и, находясь в Санкт-Петербурге, принадлежу другому господину. Но как ходатайство преосвященнаго о награждении Ирбаева основано на совокупном нашем с Ирбаевым в 1831 г. действовании, и семейство мое, состоящее из 11-ти душ, гораздо многочисленнее Ирбаева, равно издержки наши и труды при старании обратить тех чуваш в православную веру были одинаковы, а потому всеподданнейше и прошу:

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"