Отношение Чебоксарского окружного управления государственных имуществ в Чебоксарский земский суд, 30 апреля 1845 г.

Вверенного мне округа Тогашевской волости деревни Кисяевой из чуваш крещеный Федор Сергеев подал мне прошение, в коем язъяснено: что сего 1845 года апреля 4 дня его дочь Евдокия, имея от роду 9 месяцев, волею божею померла, которую продержав в доме своем, на четвертые принес на себе в село Абашево к священнику Ивану Григорьеву, которого он просил по христианскому обряду похоронить, за похоронение дал ему рубль 22 к. на ассигнационный курс, но он требовал с него 2 р. 20 к. Но как он более 98 к. по несостоянию своему не мог опускать, в недостающих деньгах велел ему заложить с себя последний кафтан, без какого он должен остаться в одной рубахе. Упомянутый же священник не согласился умершую девочку как поставить в церковь, равно и похоронить, буде же поставить в караулку, состоящую при церкви, он поопасся потому, что караульщиков обоих в то время не было, почему он с умершим телом, ходя по улице, вынужденным нашелся поставить гроб с оным телом на улице под окошком дома того священника, который ему приказал умершего младенца взять и нести домой, которого он взявши и на другой день опять принес, за каковую безвинную причину означенный священник, приведший его в сельское управление, велел писарю наказать розгами, но писарь не соглашался на его несправедливые слова, без причины его не наказал, а потому оный священник донес Областному правлению, откуда сего апреля 27 числа, прибыв в село Абашево, областной писарь Копылоз с сельским заседателем Козьмою Исековым приказал со всего общества собрать народ, с какого некоторые были собраны. Областной писарь Копылов потребовал в сельское управление священника и его, где он был спрошан, и показал те же слова, которые выше Писаны, а священик, утверждая, что будто бы он не выдержал трехсуточного термина и не по положению вырыта могила; по удостоверении, это оказалось несправедливо, а [при даче] же денег он ему, священнику, сказал, что ему дано за труды 1 р. 22 к., кроме свеч, ибо им объявлен[о] 1844 года июня 18 числа предписание Тогашевского областного правления от 16 того же июня за № 583, сколько следует платить за отправление треб, а сколько и за какую требу значится в печатном объявлении, на каковые слова он, священник, сказал, что он сие объявление знать не хочет, ибо оно несправедливо, его печатал какой-нибудь прохвост, он и сам за сие пострадает, что печатал. Сказав сии слова, обругал сельского писаря, начал просить областного писаря Копылова, дабы его наказать розгами и какую просьбу он, Копылов, согласясь наказать его на улице перед священнеческим окошком розгами и сверх сего священник уграживал ссылкой на поселение.

Татцентрархив, фонд Казанской палаты уголовного суда, 1846, д. № 43, "О бывшем писаре Тагашевского волостного правления Я. Копылоее, преданном суду за безвинное наказание чувашина Федора Сергеева", л. 2.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"