Из "Завещания отеческого" И. Т. Посошкова [1]

...А ежели случатся чуваша или черемиса, тии — мордвы жесточае и упрямее, и к вере лшходительства такова не имут, и аще они безграмотные же, обаче не можно презвитерам не учитися их языка, понеже от упрямства своего, не хощут русского языка перенимати... И ты, сыне мой, поиши из русских людей грамотных, кии в тыих краях живут и языку, их новычны... и посвети их во презвитеры...

...Токмо аще упросиши у великого государя, еще бы им [крещеным] польготити в податях, лет хотя на десять, или меньше, то вси возжелают креститися. А крестя их, надобно блюсти, яко младенцов: комендантам и прикащикам запретить накрепко, чтобы на крещеных налог никаковых не чинили, но еще и от сторон бы оберегали, а наипаче от их братьи от некрещенных оберегали бы их; так бы берегли, яко сродников своих... И егда, ради какова дела, придут х каменданту, или х лантрату, или ко иному какову начальнику крещеные и некрещеные, то крещеных бы поставляли ближе себя, а некрещеных далечае; и на обед аще кто позовет, то крещеных, аще и убоги суть, сажали бы их выше, а некрещеных ниже. И, ради явнаго знания, надлежит крещеным всем на одеждах своих, яко на верхних, тако и на нижних, и на рубахах, на правом плече, другово цвета, аще кафтан серой, или зеленой, или лазоревой, или какова ни есть цвета, кроме белаго, то на таковых нашивать кружки белые, а на белых кафтанах и на рубашках нашивать кружки красные, — и по тому всяк их будет знать, кто крещен и кто некрещен.

А егда застареет в них христианская вера... то надлежит... иноязычникам безграмотным... указ предложить... еже бы дети их десятилетные вси умели по руски глаголати. А буде кой отрок или отроковица до десяти лет рускаго языка совершенно не научится, и тех детей у них отъимать и отдавать всякого чина людям русским в вечную работу тем, которые их усмотрят и, пришед х каменданту или лантрату, известят. И такова ради положения вси будут детей своих учить по руску говорить и, детей уча, мало-помалу и сами научатся рускому языку. А егда те дети возмужают, то мочно запретить, чтоб отнюдь, ни старой, ни малой, кроме руского языка и между собою отнюдь не говорили. И такова ради предела вси обрусеют... А кои в них будут богатые, то тем заповедать, за таковым же страфом, еже бы детей своих учили руской грамоте; а буде учить не будут, то (по)тому же отъимать их и отдавать охочим людям в вечное владение. И аще сице учиниши, то себе великой прибыток духовной и душевной учинити, а великому государю вековечную прибыль учиниши и разширения православнаго народа неоскудное сотвориши, а и твоя слава, яко на земли, паче того на небеси в неокончаемые веки веков не угаснет.

...А кии татарове живут по Оке и по Мокше реке, Касимовском и в Темниковоком уездех, и тыих мочно тем привести [к православию]: есть у них деревни и всякие угодья, и в деревнях их живут в крестьянской работе не одни татарове, по много живет и руских людей, — и естьди у них руских крестьян отнять, то и помещики: их мурзы похотят креститиоя. Також де, кои в крестьянской работе живут татарские веры, а похотят креститиоя, то им аще дать свобода от некрещеных мурз, то я чаю, и тех не мало наберетца.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"