РАЗДЕЛ V. КРЕПОСТНОЕ ХОЗЯЙСТВО В ТАТАРИИ В XVI—XVIII вв.

Основными источниками для настоящего раздела являются многочисленные документы и материалы, извлеченные редакцией из архивов Татарии, из различных печатных отчетов и статистических сборников и других, в настоящее время крайне редких и недоступных широкому читателю, изданий б. Казанской губернии.

Социальный состав населения б. Казанской губернии дается в ряде сводных таблиц для XVI—XVII вв., в произведенных редакцией подсчетах итогов "Писцовых книг города Казани" 1565—1568 гг. и 1646 г. (изд. Академии наук); для 1771—1773 гг. по "Алфавитному списку Казанской провинции дворянам и прочим владельцам"; для национального и социального состава населения конца XVIII в. нами использованы подсчеты, опубликованные в первой казанской газете — "Казанские известия" (1816 г.); наконец численность и состав населения для первой половины XIX в. даются нами по материалам, содержащимся в "Прибавлениях к Казанскому вестнику" за 1829 г., в "Указателе Казани на 1840 г." (Казань 1839 г.), в "Этнографическом описании Казанской губернии" 1841 г. (Журн. Мин. внутр. дел, ч. XXXIX), в отчетах казанского губернатора за 1842—1848 гг., хранящихся в Татцантрархиве, в статистическом исследовании М. Лаптева "Казанская губерния" (Спб. 1861 г.).

Ввиду бывших в Казани неоднократных пожаров в XVIII в. и пожара 1815 и 1848 гг., уничтоживших почти все старые архивные фонды, мы используем для вышеуказанных целей перечисленные печатные источники.

Они достаточно ярко дают динамику численности и социального состава населения Татарии в период XVI—XIX вв.

Характеристика типов крепостников в Татарии и положения помещичьих крестьян приводится главным образом по впервые издаваемым документам. Среди массы документов мы специально выделили в нашем издании также и те, которые характеризуют помещиков-крепостников из татар.

Наличие в б. Казанской губернии большого числа монастырей — помещиков и их активная роль в деле закрепощения и эксплоатации населения Татарии могут быть в настоящее время иллюстрированы огромным количеством изданных и неизданных документов. Для нашего издания мы привели только три наиболее ярких документа и итоговые подсчеты числа крестьян, принадлежавших Казанскому архиерейскому дому в середине XVIII в., по неизданной переписи в рукописном собрании Татарской центральной научной библиотеки.

Материалы о размерах и характере церковной руги в XVI в. дают представление об этой дополнительной форме эксплоатации населения православной церковью.

В составе крестьянского населения края для нас особый интерес представляет положение ясачных крестьян-националов (§ 4). Оно характеризуется нами рядом документов, мало известных в исторической литературе прошлого и достаточно полно иллюстрирующих установление размеров и сборы ясака в XVII в. Из других категорий крестьянского населения особого внимания заслуживают приписные к корабельным лесам крестьяне-националы, как исключительно характерная для Татарии форма эксплоатации крестьян-националов в XVIII и начале XIX в. "Инструкция из Казначейской адмиралтейской конторы Казанского адмиралтейства комиссару коллежскому регистратору Афанасьеву" и "Реестр, коликое число подлежит собрать в Казанскую адмиралтейскую контору... из Свияжской провинции с оброчных статей... доходов" издаются впервые по рукописям Татарской центральной научной библиотеки. Извлечения из монографии Семевского нами сделаны вследствие того, что им даны там факты и цифры, относящиеся к положению приписных к корабельным лесам, извлеченные им из еще неопубликованных документов наших всесоюзных архивохранилищ.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"