Наказ Мисюру Соловьеву, назначенному воеводою в Ядрин, 29 июля 1611 г.

Лета 7119 июля в 29 день бояре и воеводы [2] князь Дмитрей Тимофеевич Трубецкой да Иван Мартинович Заруцкой велели воеводе Мисюрю Ивановичю Соловцову ехати в Ядрин на Васильево место Кушникова. И Мисюрю приехав, в Ядрине взяти у Василья город, и острог, и городовые и острожные ключи [3], и на городе и на остроге наряд, и в казне ядринской прежней наказ, и указные грамоты, и всякие дела, и книги приходные и расходные, и сметные списки, и что на лицо денег, и в казне ж зелье и свинец и ядра железные и нарядные и всякие пушечные запасы, и служилым всяким людям имянные списки, и десятни, и хлеб, рожь и овес, и крупы, и толокно, и полтевое мясо, и вино горячее, и меды кислые, и пресной мед, и всякие кормовые и питейные запасы, да что у него возьмет, и Мисюрю то все велети написати на список подлинно, да к тому списку Василью велети рука своя приложити; а Васильку дати против того список за своею рукою, да по тому прежнему наказу, каков в Ядрине у Василья возьмет в казне, и по сему наказу ведати в Ядрине город и посадцких и служилых и уездных людей во всем.

А как будут вести про крымских или про нагайских воинских людей, и Мисюрю по вестем от себя по городом посылати в подъезды и для языков голов с сотнями, и у выходцов и у языков роспрашивати, сколько людей и каковы люди и куды на которые городы идут, да по тем вестем посылати от себя ратных людей и велети над ними, прося у бога милости, промышляти, сколько бог помочи подаст, да про то про все подлинно писати к бояром и воеводам, и из языков лутчих для подлинных вестей присылати наскоро на подводах; а будет почает каких ратных людей к городу, или в уезд приходу, и Мисюрю по тем вестем сбирати ратных людей с дворцовых сел с Ядринского уезда и с иных уездов, которые близко подошли, со всяким оружием, и укрепя осада, и росписав по городу голов по местом, и устроя с приходные стороны наряд, и приказати, город кому всякими делы промышлять, а самому со всеми людьми на тех людей ходить; а будет люди великие, и Мисюрю, укрепя осада, быти в городе, а на Вылазку и для помочи к приступным местом написати за собою лутчих резвых людей; а крепости у города и у острога, которые погнили, или какими иными делы порушились, и ему те крепости поделывати, а где крепостей не сделано, а по тамошнему делу они надобны, и Мисюрю те крепости делати вновь. Да и того ему в приход ратных людей беречи накрепко, чтобы изгоном ратные люди уезду и городу и острогу и посаду какого Дурна не учинили.

А где будут ратные люди в иных городех, которые к Ядрину и к Ядринскому уезду смежны, а из тех городов учнут к нему писати о помочи, а подлинно то ведати от языков и от выходцов мочно, что к Ядрину ратным людем и в уезд не бывали, и Мисюрю к тем городом на помочь посылати голов с сотнями, смотря по тамошнему делу. А однолично Мисюру быти; в городе с великим береженьем, и сторожи и отъезжие караулы и заставы ставши урядно, как бы было ядринским людем усторожливо и от приходу воинских людей бережно. А коли время тихо, вестей ратных ни откуды не будет, и Мисюрю в то время росписати караул по городу и по острогу против прежних обычаев, как бы городу бережнее и служилым людем неистомно. А того ему в служилых и в посадцких и во всяких руских людех и; в татарех росматривати, чтоб ни в ком шатости никаковы и лихих заводов и самовольства не было, и во всяких бы чинех никто, никакими людьми, кому бояря и воеводы не укажут не владел; а где сведает в ком какое умышленье, или завод злой, или кто учнет в каком чине самовольств чинить, или самовольством без боярского указу чем владеть, и Мисюрю тех люден от того унимать, розсматривая по делу, как бы от того унять, а людей не ожесточить, а к служилым ему ко всяким людем ласку и привет держать, и словом во всяких делах обнадеживать, и о всем подлинно о земском о всяком укрепленье писати подлинно к боярем и воеводам почасту, чтоб бояром и воеводам было ведомо. А суд ему и расправа меж всяких людей делати в правду, по дружбе и по посулом никому ни в чем не норовити и по недружбе не мстити; а пошлины с судных дел имати против Судебника по гривне с рубля, да пересуду по две гривны, правого десятка по четыре деньги с суда, да что у него тех денег будет в приходе, и Мисюрю те деньги по годом и книги присылати к Москве, а велети книги и отписки о всяких делех отдавати в Приказе казанского и мещерского дворца дияком думному другому Тимофеевичю Рындину да Олексею Шапилову.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"