Из Львовской летописи 1551 года

И пожаловал государь царя Шигалея Казанию, и на Казани его учинил, а дал ему х Казани Луговую сторону всю, да Арскую, а Горняа вся сторона к Свияжскому городу, понеже государь божиим милосердием да саблею взял до их челобития; и о иных многих делех царю и воеводам велел говорити. И приехал ко царю Алексей августа 6, и царю государево слово сказал, на чем с казанцы делати. И царь Шигалей государево дело похвалил, а того не залюбил, что Горняа сторона будеть у Свияжского города, а не у него в Казани. И бояре ему по государеву приказу отмолвили, что тому делу инако не быть: что государю бог дал, того ся ему не поступити И царь и воеводы по государеву наказу послали в Казань, чтобы приехали ко царю и воеводам, государь их приказал пожаловати, и они бы приехав правду дали. Августа 9 к царю и воеводам приехали ис Казани молна Касым на Бибарс князь и иные князи и мырзы и шихы, и царь им от государя жаловалную речь говорил, на чем им правду дати. И они были во многом заперлися: обычей бо их бяше изначала лукавствовати. И царь им велел итти з боляры в боярскые шатры и делати по государеву наказу; государев бо бе наказ таков: не учинять на государеве воле, и государь делати не велел, а хочеть на ту же осень ратью со всеми людьми. И з бояры казанци много говорили, как бы им что лукаво зделати; бояре же по божию милосердию государевым наказом твердо делали, ни в едином их лукавстве не поступили, везде бо их изначала злонырство. И зделали, что казанцом царя Утемиш-Гирея и с материю и, крымцов дети привести во Свияжской город; а полон русской весь освободити, и князем привести на Казанское устие весь полон, которой у них; а сведаеть опосле государь, только полон будеть в бусурманстве в неволе, и государю стояти, колько милосерды бог поможеть; а царю и бояром ехати на Казанское устие, да тут все докончание утвердити, и всей земли Казанской тут царя стретити...

...Августа 13 царь Шигалей и все царя и великого князя воеводы приехали на Казанское устие и стали от Волги и до Бежболды, а вверх две версты, а за Казань вниз до Царева лугу; а в город в Казань царь Шигалей послал дворецкого своего Шабаса князя да конюшего своего Битикея князя с всем своим кошем, и велел устроивати двор, свой. И на завтрие, августа 14, приехали ко царю и бояром Кулшеф молна и Маамет сеит Мансыр сеитов, сын, и все с ним шихы и шихзады, имамы и молозады и азии и дербыши, да Нудайгул улан, а с ним уланы все, да Муралей князь, а с ним многие князи и мурзы. И бояре велели им чести шертную грамоту, на чем их государь пожаловал, и как им вперед быти. И они все стали о Горней стороне говорили, что тово им учинити не мощно, что землю розделити. И бояре говорили им по государеву наказу, что бог государю то учинил да его правда: "Город государь на Свинге поставил, а горние люди государю добили челом, и горние люди вас и воевали; тому уже инако не быти, как его бог учинил..."

...И царь Шигалей и вся земля Казанская на том государю правду дали, что им в Горнюю сторону не вступатися, да и в половины Волги, а ловцем ловити по своим половинам; и шертные грамоты царь попечатал своими печатьми, а казанскые люди лутчие многие руки свои поприклали. И князи казанские полон русской, кой у них был многой, привели, а в достальном все шерть дали, что им и до одного свободити; а уведаеть государь полон християнской в работе бусурманской, и у кого вымуть, того казнити смертию; а стануть за то казанцы, что всего полону не свободять, и государю над ними своего дела искати, сколько милосердый бог поможеть. И к правде пошли все люди казанские, по сту человек и по двесте и по триста, а не вдруг, и к правде ходили три дни; а, правду давали на том, на чем и большие люди их правду давали.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"