Ярлык Абдуллы. Бакшея к казанским князьям, 1549 г.

Из дальние земли ближнею мыслею Табаю князю, да Азбердей улану, да Тевскелю князю, да Агышмолла Заде в головах послом, да Чалкун мирзе, да Мамыш Афызу, да Адашу, да Аликею гонцом, да Кулчюре князю, да Бурнашу князю, да Тянгряулу князю, да Кебеку князю, да Ислан мирзе, да Ебыкчею, да Кангилдею, да Шакчере, да Бинчюре мирзе, да Кулаш мирзе, да Аликей мирзе, да Байтулу, да Вотаю, да Момаю, да Кунурче, нашим Казанским людем, от Абдулы Бакшея большим челобитье, а меньшим поклон.

Слово наше то. Был язь сего лета и сее (зимы ожидал) государя великого князю с его ратью государя (царя) Шигалея, да и вас. Слышенье у нас было таково, что все вы пришли в Новгород в Нижней. А быти дей было всем людем с вами х Казани. И мы то слышав, сь Юнус мирзою х Казани ходили. И как мы х Казани пришли, ино великого князя люди и вы х Казани не бывали, и Юнус мирза себе помыслил, как мне от селе воротитца без поводно. Да приказал в город в Казань, чтоб есте крымцов из города выбили. А нашего друга великого князя брата его Шигалея царя к себе взяли. Да и цариц бы есте Ши[г]алею царю отдали, а мы соединачився, московской князь великий, да и мы все мирзы, да и вы все казанцы с нами будем крымскому недруги и станем Крым воевати, и из города из Казани мирзы отказали. (Булат) княжой сын, да Растовыя дети, да Азе, мы с крымцы сьединачилися, от крымцов нам отступити немочно. Да ворота городные укрепили пушками и пищали, да восемь день с ними билися, и ныне Казань с Москвою и с Нагаи завоевалась и вы б оттоле с московскою ратью да с Ши[г]алеем царем вы все, а отселева Юнус мирза, да Алей мирза с своею ратью на Казань ити готовы. А вам самим, мирзам и князем, ожить ли умереть ли сей год сего лета пригоже ити, хотя и умретца за свои юрт, сорома и порухи человеку нет. А здесе нагайские князи и мирзы с государем (великим) князем; друзи и братья, и с Шигалеем друзи же. А как же ни имет одно конечно бы есте на Казань воевати были сее зимы. Не всегды Казань такова живет без государя. А вы князи, и уланы, и мирзы ежо день у государя у великого князя жалованье видите, а мы живем на поле. И как есмя сего летах х Казани ходили, и мы всего остали, и платья и коней. Что было у нас, и мы в Казани положили. И вы б нынеча по своей силе, по своей мочи нас пожаловали, у кого что лучилось, нам прислали. И что было у нас на мысли, и мы и прежде того к вам отписали с Ылеманом князем да с Семен мирзою. И вы б потому и ходили. А язь вам челом быо.

Продолжение Древней Российской Вивлиофики, ч. 8, стр. 214—217.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"