Из "Истории государства российского" Н. М. Карамзина

...Общий бунт внезапно вспыхнул в земле луговых черемисов, столь опасный и жестокий, что казанские воеводы никак не могли усмирить его. Встревоженный государь (в октябре 1582 года) послал к ним войско с князем Елецким; сведав же, что бунт не утихает, велел итти туда из Мурома знатнейшим полководцам, князьям Ивану Михайловичу Воротынскому и мужественному Дмитрию Хворостинину. Новыя вести еще более устрашили Москву: узнали, что хан Магмет-Гирей, вопреки мирной грамоте, сносится с черемисскими мятежниками и готов устремиться на Россию; что ногаи, дотоле верные, им и сибирским царем возбуждаемые, грабят в камских пределах. Надлежало вдруг действовать всеми силами: отрядили войско к Каме; другое под начальством князей, Федора Мстиславского, Курлятева, Шуйских, заняло берега Оки; третие плыло на судах Волгою к Свияжску. Хан не дерзнул вступить в Россию; но бунт черемисский продолжался до конца Иоанновой жизни, с остервенением удивительным: не имея ни сил, ни искусства для стройных битв в поле, сии дикари свирепые, озлобленные, вероятно, жестокостию царских чиновников, резались с московскими воинами на пепле жилищ своих, в лесах и в вертепах, летом и зимою; хотели независимости или смерти. Для стеснения мятежников воевода, князь Туренин, основал тогда крепость Козмодемьянск.

Карамзин, кн. III, т. IX, стлб. 245—246.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"